Home > Процессинг > Человек: Дух > Анатомия злонамерения

Анатомия злонамерения

Граница между светом и тенью — ты.

Станислав Ежи Лец

Духовное существо проявляет себя на физическом плане в образе Человека. Человек – это изящная комбинация соединенных в неделимое целое разнородных по своему происхождению частей. Это жизнь, воплощенная в материю. Это уникальный сплав тела, ума, индивидуальности и духа.

Духовное начало является стержнем этой структуры. Разрушение стержня вызывает необратимые деградационные изменения в системе дух, индивидуальность, ум, тело. На физическом плане это проявляется в том, что личность человека становится более «мелкой»; его ум, менее гибким и быстрым; а его тело делается крайне зависимым от внешних воздействий и начинает болеть.

Духовное существо вечно, бессмертно и всемогущественно до тех пор, пока оно не начинает предавать самого себя. Одним из исконных свойств духовного существа является способность принимать все созданное им и другими духовными существами. Для духовного существа естественно каждый момент времени проявлять себя и позволять проявляться другим. Если же по каким-либо причинам духовное существо отказывается от своих исконных свойств, то оно перестает быть духовным существом, и становится чем-то качественно другим.

Отрицание проявлений других и себя, неприятие созданного другими и собственных творений, желание уничтожить себя и других называется злонамернием.

В зависимости от уровня осознания, на котором создавалось злонамерение, оно имеет различные чтения и формулировки. Но суть этого явления от этого не меняется. Жизнь, бытие, сознание под воздействием злонамерения всегда разбиваются на «Я» и «Другие». Искусственное деление мира на части становится возможным только в том случае, если духовное существо отказывается от своих исконных свойств — способности пронизывать, присутствовать, воспринимать, воспроизводить, понимать и осознавать. Отказ от своих способностей и возможностей лежит в основе процесса деградации и приводит к утрате целостности.

Духовное существо, пораженное вирусом злонамерения, становится Человеком.

С утверждением, которое приводится далее, трудно не то, что согласиться, но трудно даже допустить, что это может быть так:

«Человек – это форма, посредством которой Духовное существо реализует злонамеренные программы. Конечной целью программ злонамерения является уничтожение жизни, и абсолютное отрицание духовного начала – трансформация в материю».

Для вас это неприемлемо? – Тогда дальше не читайте.

Духовное существо перерождается в человека после того, как нарушает собственную этику (греч. ethika: от ethos — нрав, обычай, характер, образ мысли).

Этика Духовного существа – это готовность и способность быть собой и нести ответственность за созданное всегда, везде и при любых обстоятельствах.

Злонамерение – это отрицание духовной этики.

Этика Человека – это отрицание злонамерения, или учение о том, как подавить в себе проявления зла.

Этика Человека устанавливает основные принципы нравственности и нормы человеческой деятельности с точки зрения понятий о добре и зле. На основании чего в сознание человека вводятся понятия «хорошего» и «плохого». Внедрение фиксаций, разделяющих мир на две части – черную и белую, делает невозможным целостное видение мира, и создает очаг внутреннего напряжения, но позволяет хоть как-то противостоять злонамерению. Раскол целостности – это та цена, которую платит духовное существо за то, чтобы поддерживать собственное бытие на уровне человека. Это вынужденная мера, попытка сдержать процесс инициации злонамерения и продлить возможность собственного существования.

Расшифровкой и обоснованием понятий «добра» и «зла» занимается мораль. Фактически мораль – это набор шаблонов, изначально предназначенных для того, чтобы в различных жизненных ситуациях избегать включения злонамерения.

Структура морали включает в себя представления о том, как «нравственно» вести себя в тех, или иных обстоятельствах; каких взглядов придерживаться; какие иметь смысложизненные ориентации и идеалы; что чувствовать; каких норм, принципов, заповедей, мотивов, целей, отношений, оценок придерживаться; какие поступки совершать. Мораль объясняет и наполняет содержанием категории добра, совести, чести, справедливости, счастья, милосердия, благотворительности, добродетели.

Внедрение морально-этических кодексов — один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе.

Неписанные законы, принятые и поддерживаемые в обществе сдерживают проявления злонамерения и позволяют человеку казаться духовным, моральным, этичным.

Одновременно с этим, вводя в сознание человека понятие «зла», и убеждая его в том, что «зло» это плохо, они инициируют интровертные игры.

«Интровертные игры – это игры, в которых существо само подавляет в себе злонамерение. Все индивидуализированные формы жизни, или существования объединены злонамеренной моделью ума. Назначение злонамеренного ума в том, чтобы любое действие индивидуализированной формы жизни, или индивидуализированной формы существования преумножало количество зла и совершенствовало злонамеренный пункт. Злонамеренный пункт несет в себе идею противостояния добра и зла. Для того, чтобы существо вошло в интровертные игры надо убедить его в том, что зло это плохо.

Существо, принявшее эту идею, входит в противостояние с собственным умом».

Усачев А.В.

Злонамерение первично по отношению к человеческой этике. Этические кодексы, принятые на уровне человека, добродетельной вуалью укутывают острые углы программ злонамерения, и скрывают их под собой. В результате человек сам перестает «видеть» собственное злонамерение. Он перестает обращать внимание на последствия своих действий и начинает считать, что любая цель, принятая «из добрых побуждений», имеет место быть. Таким образом, человек начинает творить зло, ради добра и оправдывать злонамеренные действия насущной необходимостью.

«Так мы получаем бытие человека, который не ведает, что творит».

Усачев А.В.

Интровертные игры становятся причиной внутреннего конфликта, разрушающего личность человека и способствующего снижению его уровня осознания.

Противостояние добра и зла красной линией проходит через всю человеческую жизнь. На уровне человека добро (этика человека) и зло (злонамерение) неотделимы друг другу. «Добро» и «зло» — это те жернова, которые перемалывают человеческую душу и сознание.

В результате взаимодействия добра и зла запускается механизм самоуничтожения, в котором человек растрачивает свой потенциал, возможности, способности, ресурсы. В борьбе человека с самим собой его жизнь рассыпается в прах, а сознание застывает и превращается в материю.

Отрицая злонамерение, человек автоматически отрицает свою духовную природу, и чем более он становится «нравственным», тем больше он утрачивает представление о себе, как о духовном существе.

Чем позже в текущей жизни у человека активизируется злонамерение, тем свободнее он чувствует себя в жизни, тем успешнее и ярче его бытие. Жизнь без «включенного» злонамерения позволяет человеку использовать имеющийся у него в наличии потенциал в «мирных целях» — созидать, создавать, творить, развивать.

Как правило, злонамерение очень хорошо подавлено и спрятано в глубинах человеческого «я».

«Проблемой добра и зла занимаются религия, философия, психология и социальные науки. В самом общем понимании, добром называется все то, что нас привлекает, вызывает в нас возвышенные чувства, — то, чему мы желаем подражать, что хотим увековечить. Злом называется все то, что человеком оценивается отрицательно и противоположно добру, — то, что в нашем понимании не должно существовать. К злу относятся: страдания, болезни, разрушения, несправедливость, угнетения, смерть.

Добро воспринимается нами, как естественное явление, зло — как нечто противоестественное. Зло является проблемой, которую старается понять человек с самых незапамятных времен своего существования. Насколько проблема зла трудно уловима для человеческого разума, можно судить на основании того факта, что о зле существует столько разноречивых суждений, сколько существует в мире религий и философских школ».

Епископ Александр (Милеант) Апологетические заметки

В обществе принято считать, что такого явления, как злонамерение нет в человеческой природе, что злонамерение «нечто противоестественное», чуждое человеку. Общество настолько убедило себя в этом, что порой даже произносить слово «злонамерение» считается неприличным, а не то, чтобы предположить, что злонамерение это и есть каркас человеческого бытия. Полагая, что злонамерния нет, и веруя в то, что человек изначально хороший, человечество скрывает от самого себя тот факт, что «сидит на пороховой бочке» и тем самым лишает себя возможности что-либо предпринять для своего спасения.

Ведь никогда невозможно предугадать какими способами и путями будут реализовываться активизированные программы злонамерения. «Закрывая глаза» на источник проблемы, и активно пытаясь устранить ее последствия, человечество растрачивает себя в этой бесконечной, бессмысленной и изматывающей борьбе. Порой, не подозревая, что своими действиями развивает и вносит многообразие в запущенный механизм по производству зла.

Только сам человек может противостоять злонамерению, носителем которого он является.

Радикальными мерами решить проблему злонамерения, вырвав «корень зла» невозможно, так как это будет означать уничтожение человека, что в конечном итоге будет наносить непоправимый урон всему человечеству в целом. Поэтому изначальная задача, которая в связи с этим стоит перед общественными институтами, дать человеку необходимую информацию о его духовной природе и как можно более широко раскрыть ранее запретную тему злонамерения. Помимо этого, пропагандируя и поддерживая бережное и уважительное отношение к человеку, его достоинству, утверждая ценность жизни, общество тем самым может способствовать развитию более высокого уровня самосознания среди своих членов.

Это крайне необходимо, так как для того, чтобы сдерживать злонамерение, человек должен находиться на таком уровне осознания, который позволил бы ему свободно оперировать категориями добра и зла и на основании этого принимать осознанные решения.

По мере того, как уровень осознанности человека падает, понятия «добра» и «зла» тускнеют, сливаются и размываются в сознании человека. Человек опускается ниже уровня сознавания этих категорий, и не может больше руководствоваться ими в своих действиях.

С этого момента духовные ценности и сама жизнь перестают быть «ценностью» для человека. Их места в сознании человека замещаются материальными ценностями. Формулировка злонамерения этого уровня звучит так: «деньги и власть – решают все». Основной мотивацией поведения человека, руководствующегося этой идеей, становится стремление к власти и деньгам. И то и другое становится самоцелью. И то и другое, как кажется человеку, способно обеспечить ему неуязвимость (безнаказанность) в социуме, дать ему уважение и признание окружающих («боятся – значит, уважают»), повысить его самооценку, стать источником его уверенности в себе и собственных силах, быть критерием его состоятельности и продуктивности, избавить его от страха перед жизнью и сделать усилия, затрачиваемые на выживание, минимальными. Философия этого уровня бытия может быть выражена хорошо известными присказками: «На то и власть, что б пожить всласть» и «Деньги не пахнут».

Общество, для того, чтобы его члены, лишенные представления об этике и морали, вели социально приемлемый образ жизни, и не уничтожали других и себя, вместо этики начинает использовать жесткие директивы и законы. Отследить выполнение правовых норм поведения возможно только при наличии государства – структуры, наделенной властью и созданной для того, чтобы следить за исполнением закона.

Власть – это узаконенное доминирование, которое общество считает социально оправданным, так как оно позволяет поддерживать стабильность бытия.

Доминирование – это подавление и отрицание проявлений других.

Общество дает право тем, кого оно избирает членами властной структуры, доминировать над другими. Немногим удается избежать искушения власти. Оказавшийся у власти человек, начинает считать, что он имеет право доминировать над другими и творить зло ради пресечения зла. Через очень непродолжительное время он так «проникается» этой идеей, что начинает использовать власть в личных целях. Это решение активирует инвертные игры, которые разрывают личность человека «в клочки».

Для того, чтобы обеспечить себе приемлемые условия существования, общество жертвует некоторыми своими членами, вовлекая их во властные структуры, и таким образом используя их в качестве буфера между собой и злонамерением.

При этом нужно отметить, что лучшие члены общества вовсе не стремятся принять на себя властные функции, так как хорошо слышат скрежет жерновов «добра» и «зла». Поэтому значительный «кусок» власти достается тем, кто уже «продал свою душу дьяволу», утратил продуктивность и кому уже нечего терять, так как для них быть во власти и возле власти это возможность получить доступ к обобществленному ресурсу. А те, кого не допустили к «кормушке» используют свое положение во властной структуре для «честного отъема денег у населения».

Узаконивая доминирование, общество приводит в движение механизм злонамерения. Как быстро закрутятся его маховики это уже дело случая, стечения обстоятельств и того, насколько много людей, «продавших душу дьяволу», находится у власти – чем их больше, тем быстрее деградирует организация, структура, общество, народ, государство.

Узаконенное доминирование оправдывает применение силы в отношении тех членов общества, которые проявляют себя «не должным образом». Государство, опираясь на силу, в «добровольно-принудительном порядке» заставляет членов общества, находящихся за гранью внутренней этики, вести социально приемлемый образ жизни.

В русском языке слово «государство» произошло от слова «государь» и означает территорию, на которой правит, властвует и устанавливает законы Личность – царь. В европейских языках (английский – statics; немецкий – static; французский – statigue; испанский — estatica) слово «государство» произошло от греческого statike, что в переводе означает неподвижность (зафиксированность) в пространстве. И означает территорию, на которой действуют законы, поддерживающие некий оптимальный для жизни общества порядок.

Получается, что форма одного и того же явления – «государства», в каждом из этих случаев наполнена различным содержанием и принадлежит различным общественным формациям. Приемы управления обществом, внутренние цели и задачи государства в первом и во втором случае качественно отличается друг от друга.

В первом случае государством управляет Личность, которая определяет морально-этические кодексы, которых должно придерживаться общество. Во втором же случае — государство управляет обществом, и обязывает его придерживаться закона. Закон, на страже которого стоит государство, ориентирован на поддержание равновесия между всеми гражданскими и политическими силами, существующими в обществе, и обеспечивает равные гражданские права всем членам общества.

В первом случае количество проявляемого злонамерния во многом зависит от характерологических особенностей Лидера, управляющего государством, и может варьироваться в значительных пределах. Так, если лидер обладает диктаторскими качествами, то общество, которое он возглавляет, постепенно превращается в общество социально послушных людей, в котором отсутствуют Личности и подавлено гражданское общество (общество, способное заявлять о своих правах и отстаивать свои интересы).

Отсутствие гражданского общества, которое могло бы противостоять произволу властей, приводит к беззаконию и способствует установлению диктатуры. Во что выливается установление диктатуры, как общественного строя, нам всем хорошо известно.

Диктатор, оказавшись у власти, не терпит нахождения рядом с собой ярких и незаурядных людей – Личностей. Он пытается избавиться от них всеми доступными способами. А так как движущей силой любого общества являются Личности, то государство, подавляющее их, перестает развиваться.

Общество лишенных прав, социально послушных людей постепенно перерождается в бандитское сообщество, члены которого с одной стороны не смеют проявлять свою индивидуальность, с другой боятся реализовывать рвущееся наружу злонамерение, и мечтают только об одном – свергнуть «паханов» и вырваться на свободу. Причем в данном контексте понятие свободы означает анархию и беззаконие.

Этика в таком обществе подменяется законом – железным сводом правил, которому каждый обязан следовать, а мораль сводится к угрозе отложенного наказания.

В руках Личности государство – это инструмент, с помощью которого она удовлетворяет свои амбиции, и реализует поставленные перед собой цели. Поэтому благополучие общества, которым управляет Личность, во многом зависит от ее целей и мотиваций.

Во втором же случае гражданское общество и государство уравновешивают друг друга – то есть корректируют и сдерживают проявления программ злонамерения (доминирования) с обеих сторон. Так государство, накладывая ограничения на членов общества, обязывает из вести законопослушный образ жизни. Гражданское же общество, принимая самое активное участие в законотворчестве, не позволяет государству «затягивать гайки» и ущемлять права членов общества.

Изначально, и в первом и втором случае, Государство создавалось для того, чтобы поддерживать приемлемые условия сосуществования для людей, находящихся на разных уровнях осознания посредством оправданного доминирования. Или, другими словами – не позволить тем, кто находится на низких уровнях осознания и в своих действиях руководствуется сиюминутными потребностями и желаниями, уничтожить тех, кто придерживается морально-этических кодексов, и сознательно отказывается от негуманных, или бесчестных действий.

Общество, создавая государство, исходило из того, что в некоторых случаях допустимо отрицать и подавлять некоторые проявления человека, разрушающие общественное пространство. Исходя из этого утверждения, усилия общества были направлены на то, чтобы сдержать проявления низкого уровня осознания членов общества, а не повысить их уровень осознанности.

Фактически человечество попыталось «поставить себе на службу» злонамерение и воспользоваться им, разумеется «в мирных целях». Государство реализовало эту попытку. Так как условие, поставленной перед государством задачи, основывалось на злонамерении, то результат оказался двойственным. С одной стороны государство защитило членов общества от произвола (сдержало одну форму злонамерения), а с другой поспособствовало снижению уровня осознания членов общества (создало условия для развития другой).

Подобная ситуация вызвана тем, что, утверждая и отслеживая выполнение закона, государство ориентируется на членов общества, находящихся ниже уровня сознавания этики и морали, но заставляет придерживаться установленных правил не только их, но и людей, имеющих мораль и этику. Подвергая последних унизительным проверкам и процедурам, оно унижает их и тем самым инициирует разрушение их личности. Потеря целостности способствует снижению уровня осознания членов общества.

Кроме этого, людей, преступивших закон, Государство, не вникая в особенности морально-этического облика каждого, так же наказывает одинаково. Оказавшись в местах лишения свободы, оторванными от нормальной жизни, в окружении бандитов и уголовников – тех, кто открыто в жизни реализует активированные программы злонамерения, творческие, продуктивные люди практически не имеют шансов сохранить в неизменном состоянии свой морально-этический облик и уровень осознания. Как правило, из мест лишения свободы они возвращаются уже качественно другим.

Наверное, ни один человек, имеющий свои цели и задачи, не ориентирован изначально на конфликт с Государством. Конфликт между Личностью и Государством, обычно провоцирует само Государство, запрещая Личности реализовывать себя и заставляя ее отказываться от собственных намерений и желаний. Кто-то вступает в противостояние с Государством, и обрекает себя на гонения, притеснения, «замалчивание», и уничтожение. Кто-то решает «дружить» с Государством, и, для того, чтобы избежать наказания, начинает поступать «правильно» - то есть так, как предписывает закон, инструкция, директива, приказ.

Особенно ярко конфликт Личности и Государства проявляется во время смены общественной формации, или передела власти – во времена «эпохи перемен». Тогда, когда ломаются стереотипы, когда утрачивается стабильность привычного распорядка жизни, когда человек вынужден отказываться от себя, приспосабливаясь к новым условиям существования. Основная дилемма, с которой сталкивается человек в «смутный» период: остаться собой, но погибнуть; или выжить, но предать себя.

Так в России во время революции 1917 года общество разделилось на две части. Первая — противостояла Государству и хотела вернуть прежний социально-общественный строй; а другая часть поддерживала Государство и, отбросив прежние морально-этические кодексы, активно участвовала в строительстве «новой жизни», используя в качестве новой «точки отсчета» лозунги, которые выдвигала новая власть. Та часть общества, которая противостояла государству, была уничтожена в гражданской войне, а вторая, решившая жить «правильно», уничтожила себя сама, «переродившись» в угоду новой власти в массу ничтожных и бесправных людей, которым до конца их дней припоминали их «царское» происхождение. Наглядный и «беспроигрышный» вариант реализации программы злонамерения в жизни.

Для того, чтобы заставить человека отречься от своих прежних убеждений и вынудить его начать новую, «правильную» жизнь, необходимо очень мощное травмирующее воздействие извне, под воздействием которого человек теряет уважение к себе и начинает считать себя ничтожным и несостоятельным.

Согласие с собственной ничтожностью возникает в момент действительного, или мнимого проигрыша, когда человека убеждают в том, что продолжать игру, в которой он до этого был полноправным членом, он больше не может. Для того, чтобы создать эффект мнимого проигрыша используется унижение.

Унижение – это проявления доминирования, приводящие к разрушению человеческой личности. Общество порицает унижение, только до сих пор не смогло определить ту грань, после которой оправданное доминирование становится унижением.

Цель унижения – сломать волю человека и превратить его в «тварь дрожащую». Человечество накопило огромный арсенал методов, с помощью которых человека можно унизить и превратить в ничтожество.

Ничтожество – это тот, кто не смог отстоять себя, потерял веру в себя, не сохранил уважение к себе, предал себя, отказавшись от собственной чести, гордости, и достоинства.

Человек никогда не забывает унижения, которому подвергся. В моменты унижения завязываются узелки кармы, которая невидимой сетью связывает людей между собой и «тянется» за ними через различные воплощения, сквозь толщу времени в настоящий момент, для того чтобы снова и снова столкнуть в непримиримом противостоянии жертву и ее палача. По закону кармы каждый палач, рано или поздно становится жертвой. Цикл повторяется снова и снова, до тех пор, пока дух человека полностью не рассыпается в прах. (Конечный итог реализации программ злонамерения).

Действующая в настоящем моменте, социально адекватная индивидуальность человека, в момент унижения распадается на части. А так как именно индивидуальность является носительницей бытия человека, то, лишившись индивидуальности, человек, вместе с ней, утрачивает возможность и иметь бытие. Фактически он теряет «свое место» в жизни и оказывается в пустоте. После распада прежней индивидуальности он уже не может обладать тем, чем владел раньше, действовать и быть тем, кем был раньше.

Выработать свою линию поведения для человека, утратившего действующую социально успешную и адекватную индивидуальность крайне сложно, так как вместе с ней разрушаются и прежние жизненные ориентиры, основанные на понятиях гордости, чести, достоинства и сознавании «добра» и «зла». В результате щит человеческой этики становится тонким, хрупким и призрачным, и не может больше сдерживать злонамерение. Поступки же человека, лишившегося внутреннего «стержня» становятся все более бессознательными и компульсивными. Для того, чтобы быть адекватным в социуме человек начинает следовать готовым шаблонам и моделям поведения, принятым на данный момент в обществе и считающихся «правильными» (то есть не наказуемыми). Единого общепринятого шаблона «правильности» нет. В различных слоях и социальных группах общества вырабатывается свой шаблон «правильности».

Используя понятия из категории «правильного» человек формирует новую индивидуальность. Обычно подобная индивидуальность создается на основании новой жизненной парадигмы, позаимствованной из какой-нибудь идеологии, философии, религии распространенной на данный момент в обществе. Принимая готовую жизненную парадигму, человек перекладывает ответственность за себя, за свою жизнь и за последствия собственных действий на ту идеологию, философию, или религию которой он решил следовать. «Новая вера» становится «точкой опоры», относительно которой человек начинает строить свою жизнь. Новая индивидуальность руководствуется в своих действиях понятиями «правильного» и «неправильного». Под «правильным» в данном случае подразумевается то, за что не предполагается наказание, а под «неправильным» — то, за что следует наказание. В рамках шаблона поведения, задаваемого идеологией, или философией человек начинает реализовывать более ничем не сдерживаемые программы злонамерения.

Однако общество относится к этому благосклонно, так как «правота» обосновывает и оправдывает злонамерение и его проявления. Она социализирует проявления зла, аргументирует их и… доказывает их необходимость, полезность и неизбежность в человеческом обществе.

Помимо этого «правота» скрывает под собой ничтожность человека и позволяет тому «кто был ничем», стать «всем».

В жизни «правота» очень часто вступает в конфликт с рациональностью, адекватностью, продуктивностью – с осознанной деятельностью. Так, например, для комиссара продразверстки (бывшего рабочего), получившего задание партии «изъять излишки зерна у кулаков», было «правильно» безвозмездно «приватизировать» собранный крестьянами урожай, расстреливать недовольных, безоговорочно доверять партии и Ленину и верить в победу коммунизма на всей планете. В результате реализации этой и подобных ей «правильностей», сельское хозяйство и промышленность России в начале прошлого века были практически уничтожены за очень короткий срок, а сама Россия на долгие годы превратилась в «зону строгого режима».

В мышлении «правильного» человека происходит качественный скачек – он начинает считать, что имеет право творить зло ради достижения своих «правильных» целей. Вначале он использует злонамерение осознанно и избирательно, но чем больше он его активизирует, тем глубже погружается в его пучину. В конце концов, он непроизвольно начинает реализовывать программы злонамерения в самых разных ситуациях и по самым разным поводам. «Правота» пеленой бессознательности окутывает его ум и блокирует сознание, не позволяя ему «увидеть» и осознать последствия своих действий. Феномен «неосознания» проявляется в том, что человек не связывает последствия своих действий со своими действиями, или считает, что за последствия его действий должен отвечать кто-то другой, чьи директивы он претворяет в жизнь, а сам он только исполнитель, и поэтому не несет ответственность за содеянное. «Правильный» человек перекладывает ответственность не только за свои действия и последствия своих действий, но и за себя и за свою жизнь на идеологию, философию, или религию которым следует. Он не ориентирован на то, чтобы мыслить – его задача в точности выполнять поставленные перед ним идеологией, философией, или религией задачи. Так как способность осознавать у «правильного» человека блокирована, то он очень часто, не ведая, что творит, «вляпывается» в разные неприятные истории, порой оказываясь на грани выживания. Постепенно проявления злонамерения становятся для него нормой бытия, а жизнь превращается в ежеминутную, ежечасную борьбу за выживание. Теперь дилемма, которую вынужден решать человек звучит так: выжить, но уничтожить другого; погибнуть самому, но не позволить себе опуститься до уничтожения других.

Кто-то должен погибнуть – или он, или я. Если выживу я, то я должен оправдаться перед самим собой в том, что совершил, иначе купленная столь дорогой ценой жизнь превратиться в вечное мучение. Для того, чтобы заставить замолчать свою совесть, я должен знать, что поступал «правильно» и это был единственно возможный на тот момент для меня выход. Кто меня может осудить? Никто… Только я сам.

Решив вопрос выживания в свою пользу, человек переходит в состояние, которое в духовных практиках обозначается, как ничтожество х 2.

Ничтожество х 2 – это тот, кто выживает за счет уничтожения других.

Быть «правильным» в играх физической вселенной крайне сложно, так как это не правильные игры. Основное правило этих игр – разрушать любые правила и законы, развивая и преумножая динамическое многообразие правил. Если воспринимать реальность как есть, то можно сойти с ума, так как ум, засоренный всевозможными, порой противоречащими друг другу стабильными данными зависает, как старый компьютер, у которого не хватает оперативной памяти. Чтобы этого не произошло, человек начинает ограничивать свое восприятие. Восприятие внешнего мира становится крайне избирательным, в результате чего образуется дефицит информации. «Правильный» человек восполняет его иллюзиями, которые состоят из обрывков каких-то программ, фрагментов некогда имевшихся у человека целей, чужих иллюзий, и другого, подобного этому голографического хлама, который к этому моменту в избытке скапливается в пространстве человека.

Иллюзии в совокупности с разнообразными, часто противоречивыми трафаретами «правильностей», блокируют ум. В результате человек утрачивает способность осознавать понятия «правильного» и «неправильного».

Функцию человеческого ума берут на себя древние шаблоны поведения, хранящиеся в подсознании и подавленные сознательной деятельностью человека – инстинкты.

В основе большого количества этих шаблонов лежит злонамерение. Таким образом, человек опустившись ниже сознавания «правильного» и «неправильного», начинает реализовывать злонамерение в «чистом», первозданном виде.

Человека, имеющего низкий уровень осознания, не позволяющий оперировать понятиями «добра», «зла», «правильного» и «неправильного»; воспринимающего реальность, как отражение своих иллюзий; и открыто реализующего в жизни программы злонамерения, в духовных практиках называют Убожеством, а в социуме — Отморозком.

Остановить злонамерение, реализуемое Отморозком при помощи угрозы отложенного наказания – невозможно, так как он не считает свои действия преступлением. Для него реализовывать злонамерение – это единственно возможный способ проявления себя. Наказание за содеянное он воспринимает как высшую несправедливость – ему не позволяют быть собой! Наказывать Отморозка за его антесоциальные действия, примерно то же самое, что и наказывать волка за то, что он задирает овец, зайцев и прочую живность. В этом случае повлиять на человека «душещипательными» разговорами об этике и морали, или остановить его угрозой возможного наказания практически невозможно – человек не воспринимает того, о чем с ним говорят. Само же наказание с его болью и страдание с его точки зрения естественное, хотя и нежелательное, проявление жизни.

Отморозок чувствует разницу между собой и другими людьми, но интерпретирует ее по-своему. Он гордится тем, что разрешает себе делать то, что не принято делать в обществе. Отморозка легко узнать по фразе: «Я могу убить!», которую, сверкая глазами, он гордо выплевывает в глаза притихшим слушателям. Готовность и способность уничтожать себе подобных дает ему основания считать себя «лучшим». Он не понимает, почему другие не имеют такой готовности и при первом удобном случае не стремятся уничтожить друг друга. Для него миролюбие и незлобивость – проявления слабости. Для того, чтобы «быть лучшим» Отморозок готов на все. Признание и внимание других – это его «слабое место». Очень часто он назначает себя «богом», «паханом», «вершителем судеб», «отцом всех народов» и требует соответствующего признания от окружающих. В его понимании быть признанным – это иметь право безнаказанно доминировать и унижать других.

Робкие ростки доминирования, посредством которых злонамерение на высоких уровнях осознания проникло в сознание человека, ну уровне осознания Отморозка превращаются в мощные стволы, которые невозможно выкорчевать, не нанеся вред человеку. Поэтому останавливает Отморозка, как правило, или превосходящая его возможности грубая физическая сила, или естественная смерть.

В мирное время конфликт личности и государства менее масштабен, но не менее драматичен. Личность человек в мирное время трансформируется в той же последовательности, что и в «эпоху перемен». Вначале из «доминатора» она переходит в категорию «жертвы», затем превращается в «ничтожество», (в социуме — «правильного»), после становится «выживающим» и, наконец, «убожеством», или «отморозком». Правда, в мирное время варианты противостояния государства и личности несколько другие. С диссидентами и правозащитниками государство стремится расправиться гуманными способами — выдворить за границы своей территории. Законопослушных же, «правильных» гражданин, «буквально» соблюдающий законы, государство периодически обвиняет в халатности и саботаже. Ведь «правильный» человек не способен нести ответственность за свои поступки и за дело, которое он выполняет. Его нельзя заставить, или научить быть ответственным. «Слепое» же, безответственное следование «букве закона» очень часто становится причиной больших проблем для общества.

Порочный круг замыкается. Созданное для того, чтобы остановить злонамерение и сохранить личность человека, государство создает условия для развития злонамерения и способствует разрушению человеческой личности. Отсюда неутешительный вывод: силовые методы борьбы с проявлениями злонамерения – только преумножают злонамерение.

Унижение и насилие, совершаемые даже ради самых высоких и благих целей, не в состоянии остановить злонамерение, наоборот, с их помощью проявления злонамерения становятся еще более многообразными и изощренными.

Знакомое всем выражение «добро должно быть с кулаками» отражает печальное заблуждение, в котором до сих пор пребывает человечество. Добро должно быть с головой и иметь высокий уровень осознания.

Отчаянная попытка Государства сдержать злонамерение при помощи закона, тщетна. Ведь закон только налагает дозированное наказание за конкретный проступок. Он не ориентирован на то, чтобы «подтянуть» уровень осознания преступившего закон до сознавания «добра» и «зла» и реставрировать морально-этические барьеры до такой степени, чтобы человек сам был способен сдерживать свое злонамерение и нести ответственность за свои действия.

Власть, которая имеет рычаги силового регулирования обществом и сама не отягощена представлениями о морально-этических кодексах, непроизвольно провоцирует и стимулирует реализацию злонамерения.

Наказав человека за реализацию злонамерения, и не вскрыв самого злонамерения, государство не решает проблему преступности, а только усугубляет ее.

Для того, чтобы больному назначить лечение, вначале нужно поставить диагноз и определить причину болезни. Для того, чтобы предотвратить возможность реализации злонамерения, для начала необходимо признать ее наличие. Для того, чтобы разрешить проблему преступности нужно признать тот факт, что человек изначально злонамерен.

Тысячелетиями социальные институты искали способы, для того, чтобы загнать злонамерение как можно дальше в подсознание человека, и создать видимость того, что его нет. Вероятно, это был единственный способ создать приемлемые для выживания общества условия. Безусловно, это было оправдано, так как до последнего времени в арсенале человечества не было методов, позволявших повысить уровень осознания человека до уровня достаточного для рассмотрения злонамерения. С появлением современных действенных методик, позволяющих возродить духовный уровень человека, (одной из таких методик является «Процессинг игр» Усачева А.В.) ситуация изменилась.

Человечеству больше не нужно скрывать от себя самого знания о своей истинной природе.

То, что хранится в глубинах подсознания и не осознается человеком, оказывает на человека управляющее воздействие. Можно сказать, что злонамерение – это жесткий автоматический контур, моделирующий намерения, взгляды, цели, интересы, желания человека. Этот контур ориентирует действия человека на разрушение. Наложение этики поверх злонамерения порождает двойственность человеческого характера и становится источником внутреннего конфликта, а не решает проблему злонамерения.

К началу ХХI века этот факт вынуждены были признать мировые религии.

Исторически так сложилось, что именно они являлись носителями и хранителями морально-этических концепций, которым должно было следовать человечество для того, чтобы сохранить себя. Изначально, внедряя в сознание человека морально-этические кодексы, создатели религий надеялись таким образом сдержать проявления злонамерения и сохранить «духовность» человека. Для того, чтобы привлечь к религии массы, вначале они обещали людям «вечную жизнь». До какого-то момента это работало и давало свои результаты. Но когда уровень осознания человечества опустился на уровень «ничтожества», этику и мораль пришлось «усилить» угрозой отложенного наказания – так появились ад и рай. А обещания «вечной жизни» пришлось заменить обещаниями «избавления от страданий». После того, как уровень осознания человечества оказался на уровне «убожества» религии оказались бессильны, и им на смену пришла мистика. Мистика нашла свои «ключики» к сердцам людей. Она пообещала человеку то, чего он больше всего возжелал, оказавшись на уровне «убожества» — социальную успешность.

Может быть, пришло время перестать верить обещаниям и надеяться на чудо. Бессмертие, радость жизни и социальная успешность возможны только в том случае, если человек захочет изменить свое сознание, которое, как известно, определяет бытие.

Для большинства людей самым сложным является первый шаг – увидеть и осознать собственное злонамерение. Однако, если человек решился посмотреть в глаза злу, носителем которого он является, дальнейшая его обработка является делом техники и времни.

Проясняя и рассматривая злонамерение, человек получает возможность разрешить внутренние конфликты и выйти из игр, основанных на злонамерении.

Обнаружение и рассмотрение злонамерения является важным звеном любой духовной практики. Рассоздание злонамерения позволяет человеку, качественно изменить свое бытие. Нейтрализация злонамерния превращает человека в нечто большее, чем человек, так как позволяет ему вернуть себе возможности, способности и могущество духовного существа.

Е.А. Джус

Поделиться в соц. сетях

Запись опубликована в рубрике Все анонсы, Все статьи, Человек: Дух. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

9 комментариев: Анатомия злонамерения

  1. Владимир говорит:

    Из-за упоминаний на вашем сайте, начал читать Пилота «Супер Сайво». Из его откровений, как я понял, злонамерение прослеживается на всём пути деградации ДС. Оно, как неотемленная часть игры, что бы выиграть любой ценой (все эти импланты,подавления, наказательные вселенные). И, человек есть продолжатель всех этих процессов по деградации. Типа, что вверху, то и внизу. И, если ДС друг с другом так поступают, то что требовать с человека))). Хотя, по Вашему, человек всего лишь точка зрения ДС. Выходит и ДС друг друга не воспринимают (то есть проявляют злонамеренме)?

  2. Екатерина Джус говорит:

    Да, вы правильно поняли.

  3. Юрий говорит:

    Ув. Владимир ! Вы плохо читали Пилота. Источник злонамерения — имплант «Дорогие души».

  4. Екатерина Джус говорит:

    Здравствуйте Владимир.
    Источник злонамерения не имплант. Имплант — следствие злонамерения.

  5. АВас говорит:

    иными словами, получается, что злонамерение — это отрицание себя как существа готового и способного нести ответственность за себя и все свои проявления/порождения

    • Екатерина Джус говорит:

      Здравствуйте.
      Да, правильно.

    • Павел говорит:

      Злонамерение это не просто отрицание себя и способность нести ответственность!

      Это — намерение разрушать себя и других для того чтобы не нести ответственность!
      Это намерение идти против потоков жизни других существ и намерение уничтожать жизнь.

      • АВас говорит:

        я так понимаю, что все что Вы описали — это следствие главного, отказа принимать себя как источник

        • Павел говорит:

          Да.
          Мне представляется, что это отказ — точка игровой инверсии. А злонамерение — действующая причина в играх Проигрыш-Проигрыш.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>