Home > Процессинг > Человек: Дух > Экстериоризация. Реальность без мифов. Часть вторая.

Экстериоризация. Реальность без мифов. Часть вторая.

Безусловно, человек, связывающий свою способность обладать тем, или иным пространством с атрибутом игры, (отождествляющийся с вейлансом) имеет на это очень веские причины. Атрибут – это та нить, которая выводит человека в «заоблачные дали» и позволяет ему хоть на какое-то время ощутить себя свободным от комплексов собственной неуверенности, недостойности, несостоятельности и еще целой кучи «не…».

Чем в худшем состоянии находится личность человека, тем больше атрибутов (вейлансов) ей требуется для того, чтобы сохранять стабильность собственного пространства.

Дальше речь пойдет о потерях, приводящих к «схлопыванию» собственного пространства человека.

Преддверием этих потерь является ситуация негативной экстериоризации, во время которой человека посещает осознание, того, что он больше не может по каким-то, крайне веским и убедительным для него, причинам, поддерживать собственное текущее бытие, а, следовательно, и границы собственного пространства. Обычно, текущее бытие человека поддерживается его действующей индивидуальностью. Если же человек оказывается неготовым нести ответственность за ее действия и последствия этих действий, то индивидуальность признается проигрышной и «задвигается» куда-то на задворки пространства, или фрагментируется, а ее место занимает новая, более адаптированная к условиям настоящего момента индивидуальность. Однако в случае негативной экстеризации внешнее воздействие оказывается настолько мощным, что вызывает шок, в результате чего действующая индивидуальность рассыпается в прах, и человек не успевает создать новую индивидуальность ей на смену. (По этой причине шоковые переживания проясняются и обрабатываются крайне сложно.) Пространство индивидуальности, потерпевшей крах, признается опасным, человек сбрасывает за него ответственность, и утрачивает возможность «вернуться» в него обратно. В «брошенное» пространство начинают стягиваться ментальные массы, по своему содержанию как-то соотносящиеся с переживаниями, состояниями и ощущениями, которые испытал человек в момент разрушения действующей индивидуальности. Любая попытка человека «вернуться» в заваленное ментальными массами пространство, вызывает их активацию, что проявляется бурными драматизациями. Человек начинает одновременно переживать не только события текущей действительности, но и похожие на них инциденты, которые «сваливаются» на него из пространства духовного существа и к данному человеческому бытию не имеют никакого отношения. Эффект от этого напоминает обвал банка. Ментальные массы буквально «заваливают» человека. (Обвал банка – состояние, возникающие в момент спонтанного, или неуправляемого перехода между уровнями бытия. Когда расширение собственного пространства происходит быстрее, чем человек успевает рассмотреть скопившиеся в нем ментальные массы, или не готов их рассматривать).

Однако, существуют ситуации, когда человек, если он хочет быть (жить) вынужден интериоризироваться в оставленное пространство, так как не может не поддерживать задаваемого им бытия. Так, человек, волей или не волей, вынужден поддерживать пространство мужчины, если имеет мужское тело; или пространство женщины, если имеет женское тело; кроме того, существует огромное количество бытийностей, которые человек должен поддерживать, не смотря ни на что, для того, чтобы иметь возможность существовать в социуме. Присутствие в пространстве, в котором он уже не может находиться, человек, как уже отмечалось выше, осуществляет посредством вейланса.

Для человека, у которого разрушена его действующая индивидуальность, вейланс – это единственная возможность сохранить свое «присутствие» в игре. Фактически вейланс – это выигрышная (по мнению человека) модель поведения, которую человек с разрушенной индивидуальностью неосознанно реализует в «заблокированной» области бытия вместо собственных произвольных и осознанных действий.

Момент отождествления с вейлансом сопровождается вторичной интериоризацией, во время которой человек получает возможность «вернуться» в оставленное пространство. В заново обретенном пространстве человек утрачивает способность действовать произвольно и реализовывать свои цели и задачи. После «возвращения», он начинает исполнять в реальности модель поведения вейланса, поэтому его действия становятся непроизвольными и компульсивными.

Вторичная экстериоризация практически неизбежна. Часто ее причиной становится потеря атрибута.

В рассказе Михаила Веллера атрибутом была шляпа – неодушевленный предмет. Однако в жизни достаточно часто люди имеют обыкновение назначать друг друга атрибутами своих пространств.

Очень часто неуверенная в себе женщина, назначает мужчину, оказавшегося рядом с ней, с помощью которого она смогла реализовать одну из своих «женских» программ (выход замуж, рождение ребенка), и «утвердить» свое женское начало, атрибутом своего социального бытия. В этом случае развод, может стать для женщины «началом конца» и полностью «выбить» ее из той социальной ниши, которую она занимала. Не случайно считается, что развод является для многих женщин одним из самых тяжелых событий в их жизни, так как вместе с потерей мужа, женщина «теряет» и собственное пространство социального бытия.

Можно привести огромное количество примеров, «атрибутозависимых» отношений между людьми. Вне зависимости от пола, уровня осознания, социального статуса и других различий, вовлеченных в эти отношения людей, «атрибутозависимые» отношения «строятся» по единой схеме и имеют общие закономерности :

- начинаются они с негативной экстеризации, во время которой человек осознает свою несостоятельность и утрачивает способность поддерживать свое пространство;

- затем следует отождествление с вейлансом и вторичная интериоризация, завершающаяся принятием атрибутики вейланса и назначение его гарантом стабильности собственного пространства.

 - после чего у человека возникает зависимость от атрибута, которая может выражаться в виде привязанности, любви, преданности, ненависти, и любых других чувств. Причину своей привязанности к атрибуту человек не осознает и не может объяснить причину своего пристрастия к атрибуту;

- за то, чтобы быть рядом с атрибутом, человек готов заплатить любую цену;

- потеря атрибута равнозначна для человека разрушению вейланса, с исчезновением которого человек утрачивает способность даже к непроизвольным и компульсивным действиям в проблемной области. Потеря атрибута сопровождается вторичной негативной экстериоризацией и вызывает повторное «схлопывание» собственного пространства человека. Часто возвращение к «исходному» состоянию воспринимается человеком как завершение жизни, полный крах, конец бытия.

По всей видимости, Пилот (Кен Оггер), перед тем как совершить публичное символическое самоубийство идентности «Пилот», столкнулся именно с проблемой разрыва «атрибутозависимых» отношений, последствия которого он не смог рассмотреть при помощи саентологических методик (Пилот – автор книг «Самопроцессинг» и «Новый прорыв к знанию»). Так как его письма, в которых он сообщал, что «идентичность Пилота разрушена», были размещены в свободном доступе в Интернете, я позволю себе прокомментировать ситуацию, в которой он оказался.

Вторичная негативная экстериоризация, вызвавшая «схлопывание» пространства Пилота произошла через шесть месяцев после его разрыва с женой. Видимо жена была для Пилота атрибутом, поддерживающим его пространство мужского бытия. Можно предположить, что шесть месяцев ушло на то, чтобы Пилот постиг факт разрыва отношений с супругой. Эффект от осознания был ужасный. После того, как Пилот понял, что он остался без атрибута (без жены), его пространство «рухнуло». Внешне это проявилось во внезапном и резком ухудшении психического и физического здоровья. Пилот попытался объяснить себе произошедшее и «найти выход из ловушки». Он стал «разгребать» ментальные массы, свалившиеся на него. Однако это было совсем не просто, так как он обрабатывал область вторично потерянного пространства – то есть зону абсолютного неконфронта.

 «Я получил огромное количество одитинга на протяжении прошлого года. Стандартные сессии с э-метром. Неформальные сессии. Сессии по телефону. Бесконечные соло, с э-метром и без него. Включая озарения между сессиями, это, возможно, составило свыше тысячи часов и включило в себя почти все, о чем вы можете подумать, из стандартной технологии и альтернативных метасаентологических методик. И я получил тонны результатов, но все они не затрагивали цель и были совершенно неважными, так как внутри меня оставались глубоко скрытые боль и страдание».

В результате, среди нагромождения ментальных масс, он нашел инцидент, который, по всей видимости, был причиной его первичной негативной экстеризации из пространства мужчины. Этот инцидент был достаточно древним (не из текущей жизни) и был связан с сексуальным насилием.

Видимо в эту жизнь Пилот «пришел» уже с вейлансом «настоящего мужчины», с помощью которого поддерживал свое мужское бытие, (или отождествился с ним в начале своей жизни, после того, как осознал, что должен быть мужчиной). Одним из проявлений мужского бытия является способность мужчины произвольно создавать отношения с женщиной. Так как мужское бытие Пилота поддерживал вейланс, то отношения с женщинами Пилот строил по какой-то «вейлансной» схеме. «Вейлансные» модели поведения всегда очень жесткие, человек их не осознает и не может откорректировать. По этой причине Пилот не мог синхронизировать свои действия, эмоции, ощущения с действиями, эмоциями и ощущениями своей партнерши. Не поддерживать же эти несколько «кривоватые» и напряженные отношения Пилот, не смотря на то, что мечтал о гармоничных отношениях, не мог, так как женщина была атрибутом вейланса «настоящего мужчины», с которым он был отождествлен! И, для того, чтобы «иметь право» заявлять о себе, как о мужчине, Пилот в обязательном порядке должен был иметь отношения с женщиной (владеть атрибутом).

Признать тот, факт, что он не может устанавливать взаимодополняющие отношения с женщиной, Пилот, находясь под воздействием вейланса «настоящего мужчины», не мог. Вейланс не позволял ему это сделать, так как согласно программе вейланса мужчина всегда умеет строить отношения с женщинами, а если они у него «не строятся», то в этом виноваты сами женщины, или их окружение, или что-то, или кто-то еще. И, конечно же, Пилот не осознавал, что вейланс обеспечивает ему только подражание мужскому бытию.

Находясь в отождествлении с вейлансом, Пилот воспринимал имитацию мужского бытия как реальное мужское бытие и не мог «видеть» разницы между ними. Поэтому, с точки зрения Пилота никакой проблемы с обладанием мужским пространством у него не было! В связи с чем, отделить вейланс и рассмотреть потерю атрибута (развод с женой) для Пилота было невозможно. «Не видя» проблему, человек не может ее и прояснить.

Для себя свои сложности в отношениях с женщинами, Пилот объяснил тем, что «существуют невероятные проблемы в механике любви между кем-то «нормальным» и кем-то, придерживающимся необычного вероисповедания (занимающегося саентологией)». В своем письме он оценил расставание с женой как «очень мало определяющее» событие. Причиной же своего состояния он назначил инцидент гомосексуального насилия.

На основании каких-то ассоциаций инцидент первичной негативной экстериоризации связался у Пилота с отделом OSA Церкви Саентологии, который, по мнению Пилота «препятствует открытым исследованиям природы духа», и осуществляет свою «контрольно-пропускную» деятельность антисоциальными методами. В своем письме он пишет: «в ноябре 1999 года я был накачан наркотиками, изнасилован и имплантирован командами, которые я опубликовал анонимно немного ранее». В этом же письме он добавляет: «Я ничем не могу подтвердить то, что произошло со мной. Если хотите, считайте, что все это большая галлюцинация. В это слишком трудно поверить, и я могу показаться параноиком, если начну разглагольствовать обо всем этом».

Основываясь на том, что Пилот сам немного ранее опубликовал якобы внедренные в его сознание отделом OSA имплантные команды, и ничем не может подтвердить факты насилия над собой, мне кажется, что Пилот еще до осознания своего развода с супругой, рассматривая свое пространство, «вышел» на инцидент первичной негативной экстериоризации, но по каким-то причинам не завершил его рассмотрение. Отчего в момент вторичного «схлопывания» пространства (потери атрибута (жены) и последовавшего за этим разрушения вейланса «настоящего мужчины»), активированный материал с гомосексуальным насилием «притянулся» в настоящий момент и стал активно драматизироваться Пилотом. Резкое же снижение уровня осознания, обусловленное «схлопыванием» пространства, привело к смешению виртуальных образов и действительности, превратив реальность Пилота в «большую галлюцинацию».

Но Пилот, на мой взгляд, сделал невозможное, через какое-то время он все-таки смог рассмотреть инцидент, ставший причиной первичной экстериоризации, однако одного этого было не достаточно для того, чтобы урегулировать ситуацию, в которой он оказался, поэтому исцеления не наступило.

Для изличения Пилота от «болезни, которая сбила его с пути» требовалось, после рассмотрения инциндента первичной экстериоризации

- найти и отменить собственное согласие с тем, что он больше не может поддерживать мужскую бытийность

- найти и отделить вейланс «настоящего мужчины», с помощью которого поддерживалось мужское бытие

- прояснить, какая атрибутика присуща этому вейлансу и «проработать» ее

- найти и проработать момент отождествления с вейлансом (момент вторичной интериориоризации)

- рассмотреть момент потери атрибута, вызвавший разрушение вейланса и вторичную экстериоризацию.

К сожалению, Пилот не обладал методической базой, которая позволила бы ему осуществить последовательность вышеперечисленных шагов.

Поэтому он сделал то, что обычно делают люди, лишившиеся атрибута своего бытия для того, чтобы как-то жить дальше. Он решил найти замену атрибуту (жене) и таким образом, реанимируя вейланс «настоящего мужчины», «застолбить» заново пространство мужского бытия. Отсюда немного маниакальное желание «нежных сексуальных отношений», которое Пилот списывает на «кризис средних лет».

Решение Пилота сменить индивидуальность и «вернуться в тот мир, где живут обычные люди» (подразумевается люди не занимающиеся саентологией), так же вполне объяснимо. Отказ Пилота от своего «необычного вероисповедания», можно рассматривать, как его отчаянную попытку стать «нормальным» в надежде восстановить, таким образом, способность общаться с женщинами.

Для новой жизни Пилот выбирает индивидуальность «романтичного пианиста – притягательной фигуры, свободно занимающейся сексом с женщинами» Кена-музыканта.

Однако, так как Кен-музыкант продолжает решать проблемы Пилота, и реализовывать его цели, то по всей видимости на самом деле Кен является не новой индивидуальностью, а усеченной старой – Пилотом, утратившим веру в себя и поставившим «крест» на своем духовном возрождении.

Невеселая история. Быть мужчиной и доказывать себе всю жизнь, что ты мужчина. «Мечтать о лучшем мире, о признании духовных ценностей, об осознанности в метафизике и поиске истины» и отказаться от возможности познать себя. Вряд ли можно придумать более изощренное испытание для человека.

Злодейка судьба?

Недооценивание уровня сложности обрабатываемого материала?

Неведание.

История Пилота наглядно показывает, что одного мужества, силы воли, и даже обладания процессуальным навыками иногда не достаточно для того, чтобы «пройти» инциденты потери и экстериоризации. Нужна методика, которая позволила бы комплексно рассмотривать эти ситуации.

В духовных практиках существует несколько методик, позволяющих с большим, или меньшим успехом это сделать.

Первым методику, позволяющую прорабатывать подобные труднопроходимые инциденты, создал Л.Рон Хабборд. Его первая книга «Дианетика: Современная наука душевного здоровья» посвящена рассмотрению моментов частичной экстериоризации. Под частичной экстериоризацией понимается неполное «выбивание» духовного существа из той, или иной области своего пространства. Примером частичной экстериоризации может быть следующая ситуация: человек ударился коленкой, ему было очень больно, однако эмоция боли не была достаточной для того, чтобы полностью «выбросить» духовное существо из тела. Оно только «сняло» свое внимание с больной коленки. В последствии в этом месте развился артроз, или возникла какая-то другая патология, так как если духовное существо снимает свое внимание с тела, или с какой-то его части, то оно начинает болеть. Естественно, частичная экстериоризация могла произойти не только из пространства тела, как в описанном примере, но и из пространства ума, индивидуальности и духа. В этих случаях человек утрачивал управление над какой-то из областей своего бытия, соответствующей области произошедшей экстеризации.

В дианетике подобные эпизоды назывались инграммами. Для того, чтобы их рассмотреть, человек должен был вновь и вновь прокручивать содержимое инграммы перед собой, пока случайно не прояснялось суждение, которым духовное существо подтверждало свой выигрыш, или проигрыш в момент экстериоризации. В случае частичной экстериоризации подобный подход иногда работал. Так как концентрация внимания в одной «непроясненной» точке пространства, иногда позволяла духовному существу ее осознать. Это было возможным, если других «проблемных» мест в пространстве духовного существа было не много, и они не «перетягивали» его внимание на себя.

После того, как стало очевидным, что духовное существо снимает свое внимание с момента экстериоризации только после того, как осознает свое «выигрышное», или «проигрышное» решение по этому поводу, Л.Рон Хабборд создал следующую методику – НЭД (новая эра дианетики). По сути, она является усовершенствованной и дополненной версией дианетики. Различия между ними в том, что в НЭД специально ищут суждения, которые создало духовное существо в момент экстериоризации.

Однако даже в этом случае суждения «находились» далеко не всегда и далеко не у всех. Ведь для того, чтобы их прояснить, необходимо было поднять уровень осознания человека до уровня, на котором духовное существо их создавало. Ситуация осложнялась тем, что само духовное существо принимая решения в моментах экстериоризации часто находилось в полубессознательном состоянии и действовало компульсивно на основании случайно возникших ассоциативных связей между настоящим моментом (моментом экстериоризации) и своим банком памяти. В этих случаях, уровень осознания человека, требующийся для рассмотрения моментов экстериоризации должен был быть выше уровня осознания духовного существа.

Для того, чтобы поднять уровень осознания человека Л.Рон Хабборд создал «Мост». Методику, в которой прописана последовательность процессуальных действий, которая должна была вывести человека на уровень осознания, достаточный для того, чтобы он смог воспользоваться дианетикой. Начинался «мост» с «объективов» — набора упражнений, целью которых было вернуть внимание духовного существа в настоящий момент, или … интериоризировать его обратно в тело. Следующее действие было направленно на восстановление способности человека воспринимать окружающую его реальность (используя терминологию Л.Рона Хабборда – восстанавление треугольника АРО (аффинития, реальность, общение)). Далее следовало еще шесть ступеней, благополучно завершив которые человек мог приступать к использованию дианетики.

Но на практике оказалось, что положительные результаты получают не все люди, воспользовавшиеся «мостом», а некоторые даже «сходят» с него, не преодолев первых двух этапов. Причины подобных «сбоев» становятся очевидны, если учитывать степень и уровень экстеризации человека из своего пространства. Ведь духовная составляющая некоторых людей может постоянно находиться в «возмущенном» состоянии и не желать присутствовать в реальности. Подобное состояние можно назвать экстериоризацией духовного уровня. Оно проявляется в том, что человек наблюдает за своей жизнью со стороны и как бы не принимает в ней участия – то есть находится в состоянии абсолютного следствия по отношению к жизни и физической вселенной. В некоторых практиках подобное состояние называют состоянием «вне игры», или диссоциацией. У человека в состоянии экстериоризации духовного уровня объективные процессы (попытки интериоризировать его обратно в тело) в лучшем случае не будут работать, а в худшем вызовут еще большее «возмущение» духовной составляющей. Чем это закончится одному богу известно, так как последствия «всплесков», происходящих на духовном уровне не предсказуемы. Если же с человеком, находящимся «вне игры» проводить процессы, направленные на улучшение его контактов с внешним миром (восстанавливать треугольник АРО), то это окончательно заблокирует его цикл восприятия. В результате человек вместо ожидаемых улучшений получит значительное ухудшение своего состояния.

Создавая «мост» Л.Рон Хабборд вероятно не учитывал, или не знал того факта, что существуют два способа вхождения в игру – с позиции причины (опоры «быть известным» и «быть неизвестным») и с позиции следствия (опоры «знать» и «не знать»). Его «мост» работает у людей, вошедших в игру с причиняющей позиции – тех, кто может оперировать не только собственным пространством, но и изменять пространство игры. Те же, кто находится на позиции следствия, не могут воспользоваться «мостом», как методикой духовного возраждения.

Основное различие между позициями причины и следствия в том, что Следствие не может быть самоопределено в игре, так как входит в игру с позиции иноопределения. Проявления иноопределения:

- цикл восприятия игры (восприятие, воспроизведение, понимание и осознание) у следствия заблокирован (следствие не воспринимает пространство игры, не «видит» ее);

- следствие не способно создавать, и производить изменения в пространстве игры;

- у следствия практически утрачена способность формировать намерение, в жизни оно достигает свои результаты при помощи логики, эмоций и усилий (поэтому методика Стивенсона «Анализ ума» ему не доступна, так как она предполагает свободное оперирование намерением и постулатами);

- следствие не способно самостоятельно выбирать, или менять бытийности, роли, игры.

- границы собственного пространство у следствия, как правило, поддерживаются какими-то важностями, или атрибутами игры, которыми оно обладает (Например: если у меня есть портфель, то я начальник, а если меня сняли с должности и лишили портфеля, то я никто. Из этого примера видно, что если человек теряет атрибут социальной значимости (портфель), то его пространство социального бытия «схлопывается». Создать же новое пространство социального бытия и обрести новое социальное бытие Следствие оказывается не в состоянии).

Процессинг для следствия заключается в реабилитации его игровой индивидуальности – в восстановлении его способности присутствовать в настоящем моменте. Дальнейшее же духовное возрождение для него крайне проблематично, так как предполагает переход на причиняющую позицию и связано с готовностью и способностью создавать изменения в игре и нести за них ответственность.

Практически все существующие на данный момент методики позволяющие рассмотреть моменты экстериоризации, ориентированы на человека вошедшего в игру с позиции причины.

Джеффери К.Фильберт в своей методике «Экскалибур», в дополнение к приемам, использующимся в дианетике, ввел понятие «злодеяния». Такой подход позволил более глубоко и полно прояснять моменты экстериоризации. Однако опять же для того, чтобы оперировать понятием «злодеяние» человек должен быть готов принимать ответственность за него и его последствия и находиться на причинной позиции.

Алан Уолтер, проясняя моменты экстериоризации, помимо суждений и злонамерения обрабатывает тупость и бессознательность. Это позволяет частично восстановить цикл восприятия, нарушенный в этих моментах, и облегчает человеку, находящемуся на причинной позиции, прояснить момент экстериоризации.

Однако ни в саентологии, ни в ноледжизме, ни в гештальте и ни в каких других практиках, (по крайней мере, тех, с которыми я знакома) нет по настоящему эффективных методик для обработки вейлансов. Применяемые в них методы работают, но избирательно и ограничено.

На настоящее время мне известна только одна методика, позволяющая «проходить» моменты экстериоризации, отделять и обрабатывать вейлансы, как людям, вошедшим в игру с позиции причины, так и с позиции следствия. Это «Комплексный процессинг ресурсов» Усачева А.В.

«Комплексный процессинг ресурсов» является сочетанием «Универсального Процесса Прояснения» (УПП) , разработанного Кончаком Пендеем, «Процессинга ресурсов» А.В.Усачева и «Спакации». Данная методика позволяет человеку постепенно восстановить свою причинную позицию и способность принимать ответственность. Ценностью данной методики так же является то, что ее произвольно можно наполнить содержанием различной сложности, что позволяет соотнести ее с уровнем осознания практически любого человека, решившего ей воспользоваться. Кроме этого, с ее помощью «безболезненно» (без драматизаций) прорабатываются ментальные массы, стянутые в настоящий момент в результате экстериоризации. Методика изложена во второй части «Процессинга игр» А.В.Усачева.

Осознанное расширение границ своего пространства, которое достигается посредством процессинга можно назвать осознанной экстериоризацией.

Осознанная экстериоризация сопровождается совершенно другими эффектами, нежели спонтанная неосознанная экстериоризация.

Во время осознанной экстериоризации у человека не возникает ощущения, что он оказался за пределами своего тела, или своего пространства. Наоборот, он чувствует, как его пространство расширяется, становится больше, а палитра восприятий многообразнее и ярче. Никакой эйфории при этом не отмечается. Такое ощущение, что неведомая рука расстегнула потайную молнию, которая «запирала» от восприятия ранее не доступную область пространства. Как правило, человек очень быстро привыкает к произошедшим переменам.

Одновременно с расширением пространства происходит увеличение осознанности, а, следовательно, и уверенности в себе. Главное не останавливаться на достигнутом.

Если Вы будете настойчивы и упорны, то однажды, Вы приобретете способность обладать самим собой и станете Человеком. А это уже совсем близко от Бога.

Успехов Вам!

Е.А. Джус

Поделиться в соц. сетях

Запись опубликована в рубрике Все анонсы, Все статьи, Человек: Дух. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>