Home > Процессинг > Игра > Шоковые инциденты

Шоковые инциденты

 У каждого человека хранятся в памяти воспоминания о ситуациях, которые невозможно забыть. Они выделяются из банка памяти своей плотностью, яркостью и рельефностью. Их можно представить в виде фотографий в хаотичном порядке разбросанных в пространстве индивида. Ситуации, запечатленные на фотографиях – снимки шоковых инцидентов. Они зафиксированы в пространстве индивида, так как в них застряло его внимание. Произвольно индивид не может «снять» свое внимание с шокового инцидента. Поэтому шоковые инциденты в отличии от других элементов памяти (других воспоминаний) не рассеиваются. (В норме воспоминание обретает очертание только в одном случае — когда индивид направляет на него внимание. После того, как индивид снимает свое внимание с эпизода (начинает думать о другом) он рассеивается).
Как правило, каждый человек носит с собой огромное количество «фотографий» прошлого, от каждой из которых к нему в настоящий момент тянется нить. Из этих нитей образуется кокон, сковывающий сознание индивида и искажающий его восприятия – мешающий ему присутствовать в настоящем моменте, жить, быть, делать, проявлять себя.
Шоковые инциденты лежат в основе различных психологических, умственных, духовных, физиологических расстройств. Поэтому в психологии, психиатрии, духовных практиках, эзотерике, используются различные приемы для «стирания» этих эпизодов и освобождения индивида от их воздействия. Способов проработки шоковых инцидентов предложено достаточно много и я не буду их здесь перечислять. Все используемые техники и методы в той или иной мере работают, и в определенных случаях позволяют значительно ослабить воздействие шокового инцидента, или даже его «стереть». Однако достаточно часто добиться положительного результата и снять заряд с эпизода не получается.
Я хочу предложить еще один метод, который очень хорошо зарекомендовал себя при обработке самых «незабываемых» ситуаций.
В основе любого шокового инцидента лежит  стабильное данное Стабильное данное – это фиксированная идея, через которую индивид воспринимает реальность (можно сказать, что стабильное данное это фильтр восприятия) и, ориентируясь на которую строит свою жизнь. Стабильное данное задает некую реальность в которой живет индивид. Эта реальность является искаженным отражением действительной реальности игрового пространства, в котором он находится. Реальность задаваемая стабильными данными выхолощенная, более простая и однозначная, чем действительная реальность. В ней нет того, что не укладывается, не соотносится, противоречит стабильному данному. Все что не соответствует стабильному данному, индивидом не осознается и не воспринимается – то есть оно для него не существует. Подобное ограничение восприятия очень метко отражено в пословице «смотрит в книгу, а видит фигу».
Однако индивид не видит различий между реальностью заданной стабильным данным и реальностью игрового пространства. Более того, он уверен, что реальность игрового пространства именно такая, какой он ее воспринимает сквозь фильтр стабильного данного. Имея искаженное восприятие реальности игрового пространства, индивид обречен на неприятности, «случайности», несуразицы и неадекватности, которые и являются основой шоковых инцидентов.
Сталкиваясь с тем, чего не должно быть, индивид испытывает различные ощущения и эмоции, на базе которых затем его ум создает идеи, впоследствии получающие статус заповедей, истин, правил.
Стабильные данные определяют границы пространства индивида и «руководят» его умом. Ум принимает стабильные данные за точку отсчета, относительно которой решает все поставленные перед ним задачи. Отсутствие стабильного данного, или его несостоятельность образует «дыру» в пространстве индивида и разрушает логику, выстроенную на основании этого стабильного данного. Через образовавшуюся брешь начинает поступать ранее закрытая информация, которая энтурбулирует пространство индивида и нарушает его стабильность. Если индивид готов воспринять новый информационный поток и осмыслить его, то границы его пространства расширяются. При этом на месте прежнего стабильно данного индивид создает новое, соответствующее открывшимся аспектам реальности.
Однако для того, чтобы осмыслить новую информацию должен быть кто-то, кто сможет это сделать. То есть уровень осознания индивида должен позволять ему воспринимать новые грани реальности. Если же усвоить новую информацию некому (уровень осознания индивида не позволяет ему это сделать), то рухнувшее стабильное данное может полностью дестабилизировать пространство индивида и привести к разрушению его личности.
Поэтому стабильные данные имеют очень высокую степень защиты.
В момент краха стабильного данного индивид всегда испытывает замешательство. Степень проявленности которого может варьироваться в широких пределах – от легкого недоумения до сильнейшего шока. На глубину переживания здесь влияет огромное количество факторов. К ним относятся в первую очередь готовность индивида отвечать за себя, исходный уровень осознания, значимость события, приведшего к краху стабильного данного и так далее.
Ситуации, в которых происходит крах стабильного данного принято называть шоковыми инцидентами.
Защищает стабильные данные ум. Идей, создаваемые умом в момент шоковых инцидентов как правило ориентированы на то, чтобы «реабилитировать» стабильное данное.
Поэтому они обычно или запрещают индивиду приближаться к той области, в которой стабильное данное оказалось несостоятельным; или ориентированы на уничтожение тех, кто спровоцировал или выявил несоответствие стабильного данного реальности; или же побуждают индивида забыть о выявленной в шоковом инциденте несостоятельности стабильного данного (забыть шоковый инцидент); или наделяют шоковый инцидент новым смыслом, не позволяя, таким образом, индивиду осознать произошедшее.
Логические конструкции, которые создаются в момент шокового инцидента, обладают повышенной прочностью и надежностью. Из них создается каркас шаблонов, моделей, программ поведения, по которым индивид начинает жить в текущем моменте.
Формирование программы в шоковом инциденте происходит следующим образом: вначале индивид что-то воспринимает, воспринятое вызывает у него какие-то ощущения и чувства, затем он принимает идеи (заповеди, решения, постулаты и так далее) по поводу воспринятого. Так как индивид не может осознать стабильное данное, спровоцировавшее ситуацию шокового инцидента, то он не может осознать произошедшее. В результате индивид прекращает пронизывать данную область пространства, перестает ее конфронтировать и в конечном итоге утрачивает способность присутствовать в этой области. ( Конфронт — способность быть к чему-либо лицом без неудобства, то есть – способность полностью воспринимать какие-либо явление без каких-либо реакций, – как есть).
Утратив способность присутствовать в области инцидента, индивид автоматически утрачивает доступ к сформировавшейся цепочке – восприятие – ощущение – чувство – идея. В результате восприятия, ощущения, чувства и идеи фиксируются и индивид теряет возможность произвольно ими управлять. Фиксированные ощущения, чувства, идеи опускаются на уровень подсознания и оттуда начинают воздействовать на индивида. Индивид начинает их воспринимать как сигнал к действию.
Программа, сформированная в момент шокового инцидента, поддерживает эмоции (как негативные, так и позитивные) состояния, ощущения и идеи, которые испытывает индивид в момент шокового инцидента. Программа и ее содержимое шлейфом тянутся за индивидом в настоящий момент, окутывая собой всю жизнь человека.
Активируются программы шоковых инцидентов по ассоциативному механизму. Ассоциативный механизм – это непроизвольная реакция на что-то, напоминающее шоковый инцидент, или связанное с ним, или имеющее к нему отношение, выражающаяся в «запуске», «включении» программ шокового инцидента.
После активации программа, сформированная в шоковом инциденте, воспроизводится от начала и до конца, ее воспроизведение практически невозможно прервать на каком-либо моменте. В этом смысле она напоминает пластинку: если головка адаптера опустилась на диск, то записанное на нем будет воспроизведено полностью и, один к одному.
В создании последовательности восприятие – ощущение – чувство — идея принимают участие духовная составляющая системы Человек (восприятие – ощущение – чувство) и ум (идеи). Реакция ума всегда является следствием каких либо духовных переживаний.
Поэтому для того, чтобы рассоздать логические конструкции, принятые индивидом в момент шокового инцидента необходимо в первую очередь расфиксировать восприятия, ощущения и чувства, лежащие в их основе.
И только после того, как восприятия, ощущения, чувства и логические конструкции будут рассозданы, индивид получит доступ к стабильному данному, спровоцировавшему шоковый инцидент.
Таким образом, получается, что проработка шокового инцидента состоит из трех этапов.
Первый — заключается в том, чтобы освободить духовную составляющую человека от фиксированных восприятий, ощущений, чувств.
Второй — рассоздать логические конструкции ума.
Третий — рассоздать стабильное данное.
Большинство методик, используемых для рассмотрения шокового инцидента, ориентированы на «стирание», «вытягивание» из него эмоций и ощущений. Некоторые методики «достают» из шокового инцидента еще и идеи и пытаются их расфиксировать.
При удачном стечении обстоятельств эти действия позволяют сделать программу шокового инцидента «бесцветной», что позволяет индивиду конфронтировать область инцидента и сам инцидент и спокойно вспоминать его. Однако для полного рассоздания программы и прекращению ее воздействия на индивида этого оказывается не достаточно.
Конечно, можно попытаться рассоздать шоковый инцидент «рассмотрением в лоб», но это действие будет успешным только при соответствующем уровне осознания.
Программа шокового инцидента живет в глубинах подсознания и не поддаётся воздействию аналитического ума.
Подсознание общается с человеком через образы. Примером этого являются сны, которые видит человек во сне.
Поэтому я предлагаю для рассоздания программ шоковых инцидентов «поговорить» с подсознанием на понятном ему языке – создать на базе шокового инцидента «сон наяву».
Стабильные данные в пространстве сна теряют свою жесткость и приобретают не свойственную им в реальной жизни гибкость. Поэтому во сне возможно все. Во сне привычные объекты и обычные действия вызывают нереальные эффекты и обладают качествами, выходящими за рамки физической вселенной. Например – вода во сне может течь вверх. (То, что вода течет всем известно, но в реальности она всегда течет вниз).
В обычной жизни человек не осознает стабильные данные которым следует, воспринимая их как абсолют, как нечто неизменное и вечное. Во сне же человек получает прямой доступ к стабильным данным. Он может их «пощупать», «поиграть» с ними и даже заглянуть за границы реальности, задаваемой стабильными данными. Восприятие реальности, находящейся за пределами стабильных данных вызывает у человека эмоциональный всплеск. Диапазон эмоционального спектра при этом очень широк – от шока и ступора до эйфории, радости и веселья.
После соприкосновения со стабильными данными человеку обычно требуется некоторое время чтобы «привести себя в порядок». Это время затрачивается на то, чтобы скорректировать при помощи аналитического ума изменения, которые произошли в пространстве человека в результате его взаимодействия со стабильными данными. Проведенная корректировка позволяет человеку сохранять стабильность своего пространства и адекватно воспринимать реальность в которой он находится.
Чтобы «сбить» программы шокового инцидента нужно освободить духовную составляющую человека от фиксированных восприятий, ощущений, чувств.

Для этого необходимо в сюжет инцидента ввести какое-то одно изменение, которое поменяло бы смысл ситуации на противоположный, или вообще лишило бы ее смысла. При этом сама структура, внутреннее наполнение инцидента не должны подвергаться изменению, то есть – нельзя вводить новые персонажи и объекты. Если не придерживаться этого правила, то «сбить» программу не получится, так как подсознание воспримет ситуацию с новыми персонажами и объектами как новую картинку.
Другими словами, для того чтобы «сбить» программу индивид должен создать такую ситуацию вместо шокового инцидента, в которой не было бы противоречий с его стабильными данными.
Прежде чем создавать изменения внутри картинки шокового инцидента необходимо определить, что явилось причиной наибольшего потрясения для индивида в данном случае. Изменения должны повлиять на обозначенную причину, и в идеале устранить ее.
Люди разные, у каждого свои особенности восприятия реальности и поэтому единого рецепта, что и как нужно представлять нет. Нужно пробовать разные варианты и смотреть, на что «купится» подсознание человека.
Обычно, когда просишь человека придумать возможные изменения в инциденте, он в первую очередь начинает представлять различные варианты уничтожения, разрушения, доминирования, не восприятия. Эти сюжеты «подкидывает» ум, пытаясь защитить не выдержавшее соприкосновения с реальностью стабильное данное. Эти варианты можно сразу отбросить. Они не собьют программы подсознания, так как соответствуют им. «Придумывание» вариантов мести, реванша, подчинения и так далее способствует еще большему «залипанию» в инциденте, не позволяет «выйти» из него и занять на ситуацию внешнюю точку зрения.
Если подсознание удастся обмануть и оно примет те изменения, которые вы ему подкинули, духовная составляющая человека выйдет из фиксированного состояния и перестанет создавать ощущения, эмоции и чувства характерные для рассматриваемого шокового инцидента. Внешне это будет проявляться в том, что человек засмеется или заплачет.
Смех и слезы в данном случае являются надежным показателем того, что изменения, произведенные с шоковым инцидентом «попали в точку».
После того, как рассеются ощущения, эмоции и чувства шокового инцидента, произойдет «зависание» ума и железная логика , созданная умом на базе инцидента размякнет, расползется в разные стороны, или станет неактуальной. Для большей уверенности в том, что фиксированные идеи, принятые в момент шокового инцидента рассеялись, их можно расфиксировать любым доступным способом. Я рекомендую для этого использовать «Комплексный процессинг ресурсов» А.В.Усачева.
Устранив фиксации духа и ума, индивид получает возможность «выйти» из инцидента и занять относительно него внешнюю точку зрения. С внешней позиции индивиду становится видно стабильное данное, спровоцировавшее шоковый инцидент. Его нужно расфиксировать, как и идеи ума.
Для детального рассмотрения можно использовать любую доступную методику. Я со своими клиентами предпочитаю проводить рассмотрение, используя методику «Комплексный процессинг ресурсов» А.В.Усачева.
Далее я привожу примеры различных шоковых инцидентов, которые удалось «стереть» используя методику «сна наяву».

1. Шоковый инцидент. Моя клиентка — Т, будучи девочкой – подростком отдыхала у своих родственников в Крыму. Купаться она ходила на пристань, так как она была близко от ее дома. Как такового пляжа там не было. Берег был «одет» в бетон. Кое-где к бетонным плитам были приделаны лесенки для спуска в воду. Это был рай для любителей попрыгать в воду, так как глубина воды возле берега составляла около 2 метров. Особенным шиком среди «прыгунов» считалось неожиданно «бомбочкой» прыгнуть на голову тому, кто плыл к лестнице для того, чтобы выбраться на берег. Однажды жертвой «прыгунов» стала моя клиентка. Обычно она плавала вместе со своими друзьями, но в тот раз ее товарищи вышли из воды раньше, чем она. Когда Т вдоволь наплававшись и изрядно устав, поплыла к берегу, рядом с ней никого из отдыхающих не оказалось. Этим воспользовались ребята на берегу, которые заметив ее, стали готовиться к прыжку. Какое-то время Т поплавала около берега, надеясь дождаться кого-то, чтобы вместе с ним добраться до лестницы на берегу, но как назло, никого не было. Наконец ребята, поджидавшие ее на берегу куда-то ушли, Т обрадовалась и поплыла к лестнице. Но радость ее была преждевременной, так как ребята специально отошли, чтобы вынудить ее подплыть поближе и когда она оказалась в пределах досягаемости, выбежали, и стали на нее прыгать. Увидев, что на нее собираются прыгнуть, Т замерла на месте, так как отплыть в сторону она не успела бы. Кроме этого она боялась что, сдвинувшись с места, она окажется прямо в точке падения разбежавшегося «прыгуна». В этой ситуации ей оставалось только надеяться что «прыгун» верно рассчитал траекторию своего прыжка и прыгнет рядом с ней, а не на нее. Завершилась эта ситуация более менее удачно — «прыгун» обдав Т каскадом брызг шлепнулся рядом с ней, а не на нее и она в конце концов выбралась на берег. Неприятные воспоминания об этом случае у Т сохранились на всю жизнь. В тот момент она осознала, что ее жизнь от нее не зависит, и она ничего не может сделать, чтобы защитить себя, что она беспомощна перед лицом опасности. В процессинге мы несколько раз выходили на этот инцидент и пытались его рассматривать. Инцидент становился мягче, но полностью не рассеивался. Тогда я решила рассмотреть эту ситуацию с Т при помощи методики «сон наяву». Я попросила Т представить что-то, что изменило бы суть этой ситуации или сделало бы ее невозможной. Т стала представлять, что кто-то ее защитил, что она уплыла вдоль берега к другой лестнице, но ее подсознание не принимало эти варианты, облегчения не наступало. Тогда я напомнила Т, что мы создаем «сон наяву» и предложила Т несколько изменить реальность инцидента. Немного подумав, Т представила, как каменный берег, с которого на нее собирался прыгнуть «прыгун», опускается ниже воды и «прыгун» с разбега ударяется об воду, так и не совершив прыжка. Рассказывая мне это Т рассмеялась. В дальнейшем эпизод удалось рассмотреть, ощущения беспомощности и незащищенности перестали беспокоить Т.
Стабильное данное , лежащее в основе шокового инцидента – мужчины защищают женщин.

2. Шоковый инцидент. Мой клиент вырос в «хулиганском» районе. Поэтому в его памяти сохранилось много ситуаций связанных с «наездами», драками, выяснениями отношений. Но один инцидент был для него наиболее болезненным. Ситуация была следующая: когда мой клиент, будучи мальчиком подростком шел домой в новой бейсболке, подаренной ему родителями, какой-то хулиган, проезжая мимо него на велосипеде, сорвал с его головы бейсболку и уехал. Погоня за ним не увенчалась успехом. В тот момент мой клиент испытал целую гамму эмоций — горечь потери (отняли его вещь), страх наказания (как он скажет об этом родителям) и бессилие. Я попросила моего клиента представить что-то, что изменило бы суть этой ситуации или сделало бы ее невозможной. Вначале он представил, как бейсболка стала большой и накрыла хулигана, затем что бейсболка, оказавшись в руках у хулигана, превратилась в грязную тряпку. Однако эти варианты не смогли изменить психо-эмоциональное состояние моего клиента. Следующий вариант, в котором хулиган упал с велосипеда, не сработал тоже. И только когда мой клиент представил, что хулиган превратился в девочку, которая ему нравилась, напряжение спало, и он рассмеялся. Так как подобное действие со стороны девочки воспринималось моим клиентом как заигрывание с ее стороны, и вызывало прямо противоположные чувства. Инцидент удалось рассмотреть. Стабильное данное , лежащее в основе шокового инцидента – я могу/должен защищать себя.

3. Шоковый инцидент. У моей клиентки были натянутые отношения с дочкой. Особенно ее раздражало то, что в выходные дни единственным занятием ее дочери был просмотр «тупых сериалов». Когда моя клиентка видела свою дочь перед телевизором, она злилась, теряла самообладание, устраивала скандалы, что, естественно, ухудшало и без того натянутые отношения. Рассмотрение этих ситуаций в процессинге позволило моей клиентке «сдерживать» себя, однако уровень злости на дочь и неприятия оставались неизменными. Чтобы моя клиентка смогла наладить отношения с дочерью, было необходимо «вывести» ее из этих отношений на внешнюю точку зрения. Для этого я предложила моей клиентке представить ситуацию, где ее дочь смотрит телевизор. После чего попросила ее изменить что-то в этой ситуации таким образом, чтобы это переменило суть ситуации и сделало бы эмоцию злости, которую испытывала моя клиентка неоправданной или невозможной. Вначале моя клиентка представила свою дочь в телевизоре, а актеров из сериала сидящими на диване; затем представила, как она сама увлеклась сериалом, который смотрела дочь. Однако ни на один из этих вариантов подсознание не отреагировало. И только когда моя клиентка представила, что герои сериала говорят о процессинге, а ее дочь их внимательно слушает, произошла разрядка. Моя клиентка и засмеялась и заплакала одновременно. В результате последующего рассмотрения моей клиентке удалось полностью рассмотреть тяготивший ее материал и изменить свое отношение к своей дочери.
Стабильное данное, лежащее в основе шокового инцидента –я всегда права, все должно быть по-моему, все должны меня слушаться.

4. Шоковый инцидент. Моего клиента всю жизнь беспокоил страх не успеть и упустить предполагаемые возможности. Поэтому он всегда старался все сделать заранее. В некоторых случаях это было оправдано, а в некоторых создавало большие проблемы, так как лишало моего клиента возможности действовать произвольно, согласно текущего момента. Навязчивое желание предугадать все возможные неожиданности возникло у моего клиента после следующей ситуации. В детстве он вместе со своим другом решил пойти в кинотеатр на премьеру нового фильма. Фильм обещал быть захватывающим и очень интересным. Мальчики вышли заранее, но подойдя к кинотеатру, увидели длинную очередь в кассу. Им ничего не оставалось, как встать в ее конец. Очередь двигалась достаточно быстро и до начала сеанса они должны были успеть купить билеты, но буквально за несколько человек до них билеты кончились. Мой клиент испытал тогда жуткое разочарование и стал обвинять себя в том, что не вышел из дома раньше. Тогда же он принял решение, что все будет делать заранее, чтобы не упустить возможный шанс, или случай. Чтобы сбить программу, сформировавшуюся в этом инциденте, я предложила своему клиенту внести изменения в описанную выше ситуацию. Мой клиент представил, что кто-то в последний момент продал им билеты, затем что у них с другом внезапно поменялись планы, и они пошли играть в футбол, но его подсознание не реагировало на эти сюжеты. Реакция появилась только когда мой клиент представил, что здание кинотеатра превратилось в здании Дома культуры ОАО «Московский подшипник», и они с другом не попали на мюзикл «Норд-Ост», таким образом, избежав участи заложников. (Речь идет о теракт на Дубро́вке, также упоминаемом как «Норд-Ост» — теракт на Дубровке в Москве, длившийся с 23 по 26 октября 2002 года, в ходе которого группа вооружённых боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватила и удерживала заложников из числа зрителей мюзикла «Норд-Ост» в здании Дома культуры ОАО «Московский подшипник»). После чего моему клиенту удалось рассмотреть страх упущенных возможностей. Стабильное данное, лежащее в основе шокового инцидента – я всем управляю.

5. Шоковый инцидент. Проблемы со зрением начались у моего клиента В с детства. Зрение упало резко, так что он даже вначале не успел понять, что стал видеть хуже. В был лучшим спортсменом школы и почти отличником. Носить очки и получить «почетное» прозвище «очкарик» было для него так же невозможно, как получить двойку по какому-то предмету. Поэтому он, не смотря на то, что почти ничего не видел с доски, упорно продолжал сидеть на последних партах, где сидели все классные «авторитеты», и упорно отказывался пользоваться очками. Ситуация, которую он запомнил на всю жизнь произошла на контрольной по алгебре. Варианты заданий контрольной учительница написала на доске. В, как обычно, занял свое место на последней парте и к своему ужасу понял, что ничего не видит. Пересесть на первую парту, или сказать учительнице о своей проблеме было не возможно, так как по мнению В это означало расписаться в своей беспомощности. Поэтому В начал усиленно всматриваться в расплывчатую надпись на доске и тереть глаза кулаками, однако ничего не помогало. В конце концов от бессилия из глаз В потекли слезы. И здесь произошло чудо, слезы сыграли роль линз и сквозь них В увидел написанное на доске. В успешно написал контрольную. Однако после этого случая в нем поселился страх «не увидеть» важное. В последующем у него сформировалась следующая модель поведения – когда В необходимо было прочитать или увидеть важную информацию, он начинал суетиться, напрягаться и… видеть хуже чем обычно. Чтобы сбить программу сформировавшуюся в этом травмирующем инциденте я предложила В внести изменения в описанную выше ситуацию. В представил, что учительница подошла и положила листок с заданием ему на парту, затем что кто-то прочитал задание вслух, но ни на один из этих вариантов подсознание не отреагировало. Разрядка произошла после того, как В представил, что школьная доска стала плакать и покрылась каплями. Капли в несколько раз увеличили буквы и В без усилий увидел задание. В результате последующего рассмотрения моему клиенту удалось избавиться от страха «не увидеть важное». Стабильное данное, лежащее в основе шокового инцидента – я  должен быть лучше других.

Данный метод можно использовать не только для рассмотрения шоковых инцидентов, но и для выявления и рассмотрения текущих проблем человека. Для этого необходимо попросить человека образно представить свою проблему, или проблемную ситуацию и определить ее основные ощущения, чувства, эмоции и идеи. Дальнейшее рассмотрение обозначенных ощущений, чувств, эмоций, идей аналогично схеме рассмотрения шокового инцидента.

Рассмотрение шоковых инцидентов по данной методике это искусство. Изменения, которые вы можете производить в ситуации инцидента должны быть парадоксальными, нетипичными. Это может быть трансформация объектов инцидента, или изменение их формы, нехарактерное действие, неожиданный звук или запах, смена фона или места действия и так далее. Изменение может быть любым, однако оно не должно наносить ущерб личности человека, рассматривающего инцидент. Поясню это на следующем примере. Будучи молодым человеком, мой клиент А принимал участие в конкурсе стрелков из лука. Он был уверен, что победит, поэтому привел с собой свою девушку. Однако первое место досталось другому. Это было ударом для А. Чтобы «сохранить лицо» и произвести впечатление на девушку он стал умничать, «выделываться», заносчиво себя вести. В последствие ему стало стыдно за такое поведение. Стыд за себя был так велик, что А вскоре расстался с девушкой, так как она была свидетелем его недостойного поведения. Чтобы рассмотреть эту ситуацию А нужно было ее изменить таким образом, чтобы желание «выпендриться» перед девушкой стало неактуальным или потеряло смысл. Для этого А решил представить, как в то время, когда он умничает и «выделывается» с него падают брюки. Безусловно, это изменение вызвало сбой эмоционального фона А, но при этом оно активировало состояние недостойности, что еще больше усилило его стыд за себя. Поэтому это вариант изменения только усугубил ситуацию. Решением для этого случая стало превращение девушки в лучшего друга. Так как перед ним у А не было никакого желания «выделываться».

Для того, чтобы освободиться от шоковых инцидентов, не бойтесь себя, играйте со своим подсознанием. Проявите готовность принять себя, уважайте, любите и поддерживайте себя.
Безусловно, у каждого человека есть в прошлом инциденты, за которые ему стыдно, больно, страшно и так далее. Изменить прошлое нельзя. Однако если вы наберетесь мужества, и рассмотрите свое прошлое, в будущем у вас появится шанс не создавать его заново. Воспользуйтесь своим шансом.

Е.А.Джус

Поделиться в соц. сетях

Запись опубликована в рубрике Все статьи, Игра. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

12 комментариев: Шоковые инциденты

  1. Анатолий говорит:

    «Рассмотрение шоковых инцидентов по данной методике это искусство.»
    Тогда не каждому желающему постичь данную методику по силам овладеть ею. Как быть? К кому обратиться? Сколько времени потребуется? А денег?
    Это чем то напоминает библейскую концепцию — где есть избранные и все остальные, избранные способны овладеть искусством и общаться с Богом, а остальные просто рабы божьи.

  2. Екатерина Джус говорит:

    Нужно делать что-то самому и пытаться получить эффекты обозначенные в статье. Если есть проблемы, обращайтесь к тем, кто занимается процессингом.
    Про библейскую концепцию — это драматизация состояния жертвы. Советую использовать не ее, а ту, которая позволит вам быть успешным в жизни. Например: если это смог сделать кто-то другой, значит это смогу сделать и я. Тем более что вам предоставили инструкцию как это делать.

  3. Ксения говорит:

    Спасибо за статью, стало понятнее. Будем пытаться:)

  4. Артур говорит:

    Благодарю за статью.
    После прочтения, некоторые вещи переуложились в голове.
    Так же взял на вооружение идейки для проработки инцидентов, типа делать что то нетипичное, парадоксальное. Это бывает очень полезно, чтобы расшатать его.
    Освежаю у вас тут знания.

  5. Михаил говорит:

    Очень интересно!!! А как быть в случаях (наиболее частых) когда инцидент или совсем забыт или забыты почти все его подробности? Вопрос возник может из -за того что я ещё не ознакомился со всей Вашей системой.Если это так то пожалуйста проигнорируйте мой комментарий. Михаил

    • Екатерина Джус говорит:

      Михаил, здравствуйте.
      Это «вопрос на засыпку» :)
      В процессинге обрабатываются инциденты которые индивид воспринимает и которые для него реальны. Обработать материал который не воспринимается невозможно.
      Если вы знаете о каком-то инциденте со слов других людей, но не помните его, вам придется вначале восстановить его восприятие при помощи процессуальных действий и только после этого вы сможете его обработать по вышеизложенной методике.

  6. Кирилл говорит:

    Скажите пожалуйста — какие еще бывают техники стирания шоковых инцидентов. Вы сказали что их довольно много…

  7. Екатерина Джус говорит:

    Кирилл здравствуйте.
    Шоковые инциденты прорабатывают при помощи техник
    1 — удаляющих, «стирающих» эмоциональный заряд шокового инцидента
    2 — ориентированных на прояснение идей шокового инцидента
    3 — обрабатывающих индивидуальность, сформированную в момент шокового инцидента
    4 — объясняющих и прорабатывающих причину возникновения шокового инцидента

  8. Кирилл говорит:

    А Вы не могли бы привести пример техник годных для самостоятельного использования???

  9. Сергей говорит:

    «Устранив фиксации духа и ума, индивид получает возможность «выйти» из инцидента и занять относительно него внешнюю точку зрения. С внешней позиции индивиду становится видно стабильное данное, спровоцировавшее шоковый инцидент. Его нужно расфиксировать, как и идеи ума.»

    Скажите, Екатерина, для расфиксирования ума мы делаем весь алгоритм с точками, кубами, сущностями и лишь потом ищем стабильное данное? Или только 8точек?

    • Екатерина Джус говорит:

      Не поняла вопроса — что значит «только 8 точек»?
      Если для расфиксирования вы используете «комплексный процессинг ресурсов», то следуете алгоритму. выбрасывание и отделение 8 точек — это первый пункт алгоритма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>