Home > Процессинг > Человек: Индивидуальность > Психотипы малого круга Сансары

Психотипы малого круга Сансары

«Вышел ли я из Сансары?

Этот вопрос я боюсь задавать себе, даже наедине с собой. »

Из личной беседы с А.В.Усачевым

Практически все человечество на планете Земля находятся в Сансаре. Причем наиболее «любимыми» для большинства людей на настоящий момент являются ее 3-й и 4-й витки.

Наиболее распространенные и принятые наукой классификации психотипов человека и психических болезней отражают состояния, в которых может находиться индивид, драматизирующий те, или иные уровни Сансары.

Каждый уровень состоит из четырех игровых опор: «быть известным», «быть неизвестным», «знать» и «не знать».

Понятие «игровые опоры» ввел в обращение Д.Х.Стивенс во второй половине ХХ века. В своей работе «Анализ ума» он дал подробную характеристику каждой из опор и указал стандартные варианты взаимодействия между ними (противостояния и дополняющие отношения).

Каждая опора имеет свои «отличительные черты», которые отражают степень проигрыша духовного существа в игре. Каждой опоре соответствует свой уровень осознания, интересов, а так же возможностей, способностей и ресурсов, которые духовное существо может задействовать в игре.

Как правило, человек «занимает собой» три ближайшие опоры. Признаки этих опор могут быть проявлены в его личности в равной степени (смешанный психотип), или нет. В последнем случае одна из опор приобретает доминирующее значение, и черты соответствующего ей психотипа проявляются ярко и наглядно.

Таким образом, психотип личности зависит от уровня Сансары и игровой опоры, на которых человек находится.

Человечество всегда стремилось понять себя. Не имея представления об игровых опорах и структуре игр, оно создало эмпирические дисциплины – психологию и психиатрию. Которые на основании наблюдений за человеком попытались понять структуру человеческого характера и души. Если сопоставить эти науки с игровыми опорами, то получается следующее:

- психология изучает внутреннее «я» человека и пытается постичь особенности его «строения» и развития на каждой из игровых опор различных витков Сансары.

- психиатрия занимается «лечением» внутреннего «я» человека в тех случаях, когда он активно драматизирует свою игровую опору и в своих проявлениях выходит за социально допустимые рамки.

В данной статье предпринимается попытка соотнести игровые опоры с психотипами личности и психическими болезнями, принятыми на настоящее время в классической медицине. Далее схематично представлены персонажи малого круга Сансары.

Существа, вовлеченные в Сансару изначально иноопределены игровым шаблоном. Однако в условиях Сансары сознавание своего игрового шаблона приравнивается к «самоопределенности», так как позволяет существу совершать осознанные действия с целью реализации шаблона и стремиться к определенному результату – иметь смысл жизни и понимать свое назначение.

На опоре «быть известным» первого витка Сансары находится Мессия. Это тот, кто увидев болото, изрек: «Здесь будет город-сад» и стал его возводить. Причем, что самое удивительное, действительно его построил.

Мессия – это Сансарный созидатель, который видит свое назначение в том, чтобы облагородить Сансару и тех, кто в ней находится (реализовать принятый при входе в Сансару шаблон). На это он не жалеет ни времени, ни ресурсов. С последними, правда, вскоре начинаются проблемы, так как Мессия оказывается в состоянии неравноценного обмена и изменяет этот мир фактически за счет себя.

Осознав бесперспективность собственной затеи, и почти отказавшись от нее, Мессия опускается на опору «быть неизвестным» первого витка Сансары. Где в качестве Крупного политика, Диктатора или Доминатора продолжает начатое. Правда здесь он уже халтурит и использует свою позитивную цель для декларации, а отпущенные под нее ресурсы для собственного обогащения и доминирования над другими. Обещает одно, а делает другое. Самое неприятное во всем этом то, что чем больше Крупный политик предает свои изначальные цели и идеалы, тем больше он фрагментируется, расщепляется и утрачивает целостность.

«Измельчав» до уровня Исполнителя он оказывается на опоре «знать» первого витка Сансары, где находится тот, кто еще способен что-то создавать, но нуждается при этом в чутком руководстве извне.

Исполнитель имеет достаточное количество ресурсов, но не знает, что с ними делать. Он готов вложить их в хорошее дело, но не знает в какое. Он ищет своего Мессию, и, может быть, даже находит. Тогда у них устанавливаются взаимодополняющие отношения, сотрудничество и взаимоудовлетворение. Но, чаще он нарывается на Крупного политика, который бессовестно обманывает его доверие.

Осознав, что его «развели» и обокрали, Исполнитель превращается в Лодыря, Тунеядца, Нигилиста отрицающего любые позитивные цели и оказывается на опоре «не знать» первого витка Сансары.

Лодырь не желает вкладывать себя в чужие начинания и предпочитает ничего не делать, так как собственных задумок у него нет. Однако безделье вскоре начинает его тяготить. И Лодырь, «пораскинув мозгами» приходит к мысли, что это другие виноваты в его вынужденной праздности. Что все позитивные намерения, которые они декларируют – обман, и что вообще в этом мире нет совершенства, так как люди злы, коварны и жестоки.

Так как у Лодыря еще много сил, он не собирается мириться с таким положением вещей и решает восстановить мировую гармонию, уничтожив всех «неверных» – то есть тех, кто нарушает благоденствие этого мира. Выбирая своих будущих противников, он исходит из того, что кто-то должен быть обязательно виноват в безобразиях, творящихся в этом мире и должен ответить за все. Причем критерии выбора оппонентов остаются не до конца понятными даже самому Лодырю и сводятся к личному приятию, или неприятию другого человека. Если Лодырю кто-то не нравится, значит, этот кто-то и есть причина всех бед, творящихся на земле и его нужно «стереть» с ее поверхности.

В результате Лодырь оказывается на втором витке Сансары на опоре «быть известным», где в качестве Злонамеренного типа или Крупного преступника начинает реализовывать проснувшееся в нем злонамерение. Как правило, люди, драматизирующие эту позицию, оставляют глубокий след в истории человечества. Примерами могут быть Наполеон, Гитлер, Ленин. Это, безусловно, масштабные личности, увлекающие других за собой в мясорубку войны и противостояния, и создающие на земле ад в прямом смысле этого слова. Однако их век не долог. Мощное сопротивление, с которым они сталкиваются, изматывает их и для того, чтобы сохранить себя они начинают действовать скрытно.

Постепенно они опускаются на опору «быть неизвестным» второго витка Сансары, где в качестве Террориста, или Диверсанта продолжают свое черное дело. Представителем этой опоры является широко известный во всем мире, но мало кем виденный, Бен Ладан.

По мере того, как Террорист утрачивает свою причинность по отношению к злонамерению (лишается способности создавать злонамерение), он переходит на опору «знать» второговитка Сансары, на которой оказывается в качестве Военного. Военный создан для того, чтобы разрушать. В этом он видит смысл своей жизни. К мирной деятельности он не приспособлен и не стремится ее поддерживать. Однако, если социум вовремя переориентирует его, то из него может получиться, например, классный Подрывник.

На войне люди часто сталкиваются с запредельным напряжением, которое приводит к неожиданным прозрениям и осознаниям. Рано или поздно именно это и случается с Военным. В один прекрасный (или ужасный) момент, он начинает осознавать, что убивать нельзя и начинает отрицать насилие, смерть и принуждение. В качестве Борца за мир он оказывается на опоре «не знать» второго витка Сансары. Борец за мир уничтожает войну, но создать что-либо он не способен, так как к этому моменту утрачивает сознавание своего игрового шаблона (а вместе с ним и своего духовного начала), и растрачивает остатки ресурсов, отпущенных на реализацию этого шаблона.

После того как сознавание шаблона утрачивается, существо перестает осознавать цели, задачи, мотивации, «прописанные» в шаблоне, и утрачивает представление о своем месте в жизни. Однако оно еще способно поддерживать игровой шаблон, который опустившись в область подсознания, начинает оттуда диктовать индивиду модели поведения и желания. В жизни это проявляется следующим образом: человек не может объяснить для чего и почему он предпринимает какие-либо действия, или преследует какие-либо цели, мало того, он не может не делать их, даже если они имеют негативные последствия. В этом случае объяснить человеку нецелесообразность его поступков и ошибочность взглядов невозможно – он слышит и вроде бы понимает все, что ему говорят, но осмыслить услышанное не в состоянии. Он продолжает придерживаться своей изначальной тактики поведения и «гнуть свою линию» не смотря ни на что, подтверждая при этом свои действия различными обоснованиями и мотивациями. Некоторые, из них могут выглядеть вполне логично, но при ближайшем рассмотрении эти логические конструкции окажутся лишь ширмой, за которой человек скрывает сам от себя автоматичность и неосознанность собственных действий.

Третий виток Сансары начинается с драматизации вышеописанного «упертого» состояния. Индивид пытается реализовать позитивное намерение своего игрового шаблона, не имея уже на это достаточного количества ресурсов, и не осознавая, что он делает.

На опоре «быть известным» третьего витка Сансары живет Манник.

Представьте себе настольную игру в футбол. На игровом поле расставлены фигурки футболистов, которыми управляет рука играющего.

А теперь представьте, что самого игрока нет, а фигурки, которыми он управлял, предоставлены сами себе. Их действиями теперь никто не руководит, и они начинают «играть» самостоятельно. Понятие «играть» в данном случае приходится брать в кавычки, так как фигурки лишены способности видеть игру с внешней точки зрения, а, значит, совершать целенаправленные игровые ходы. Они «живут» в игре и совершают предписанные игрой действия неосознанно. И хотя каждая фигурка сознает, какие игровые действия она должна совершать (знает свою игровую роль), она никак не может соотнести их с действиями других фигурок и обстановкой на игровой площадке. Например, одна из фигурок начинает ездить по футбольному полю с лева на право, и периодически поднимать ногу. Причем ее действия никак не зависят от того, находится ли рядом с ней мяч, или нет. Ролевые действия становятся для фигурки самоцелью. Не понимая их значения в игре, фигурка искажает их смысл. Например, она может решить, что ее перемещения по футбольному полю и есть игра в «футбол». Фигурка не в состоянии понять, что «играть в футбол» и «перемещаться по футбольному полю» — две разные вещи.

Данный пример иллюстрирует действительное состояние индивида, находящегося на третьем витке Сансары. Духовная составляющая в системе «человек» к этому моменту уже разрушена и управление человеческой личностью берет на себя индивидуальность. Индивидуальность «не видит» и не знает игру, в которой участвует, но поддерживает роль, принятую духовным существом при входе в Сансару. Проявляет она эту роль через стандартный набор шаблонов поведения. Реализацию этих шаблонов она считает смыслом своей жизни. Поэтому выполняет их с маниакальным упорством всегда, везде и при любых обстоятельствах. (Фигурка вне зависимости от обстановки на футбольном поле ездит по нему с лева на право, и периодически поднимает ногу). Эта позиция соответствует опоре «быть известным» третьего витка Сансары. Пока индивидуальность находится в «хорошей форме» человек проявляет маниакальные черты личности. Социум, конечно, как может «облагораживает» их проявления, но полностью «вылечить» от них человека не может.

Характерной особенностью Манника является то, что он всегда знает что делать, но не в состоянии оценить последствия своих действий. Манник не может не реализовывать свою «миссию» (игровой шаблон). Пока есть возможность ее выполнять, он находит для этого жизненные силы и ресурсы, но как только препятствия на его пути становятся непреодолимыми, он «сдувается», как воздушный шар, и жизнь утрачивает для него всякий смысл. Пересмотреть свою позицию и признать свою неправоту, неадекватность, неуместность он не в состоянии, так как не несет ответственности за свои действия, которые выполняет неосознанно, подчиняясь влиянию шаблона. Манник уперт в свою правоту, но не осознает ее, поэтому, потерпев фиаско в реализации драматизируемой позитивной цели, он просто бросает все и меняет место и круг взаимодействия, где и начинает все вновь. В случае, если его не правота очевидна, а сбежать невозможно, Манник начинает фрагментироваться, но при этом фрагменты остаются в его пространстве и он сохраняет свою целостность. Фрагментация позволяет ему избежать угрызений совести за совершенные действия и убедить себя в том, что он здесь «ни при чем». Действия Манника бесконечны и напоминают бег по кругу. Всю жизнь он делает одно и то же, но при этом не создает никакого игрового эффекта. (Если же ему случайно удается его создать, он не замечает его). В нашем примере: если на первом уровне Сансары фигурка футболиста двигалась по футбольному полю для того, чтобы забить мяч (создать эффект игры — гол), то теперь она без всякого смысла перемещается по игровой площадке. Если у Манника много жизненных сил и энергии, то он верит, в то, что знает что делать, поэтому производит впечатление уверенного и знающего человека. Ему легко удается увлечь за собой других людей. Правда нести за них ответственность Манник не в состоянии, и легко бросает их при неблагоприятных обстоятельствах. Вообще Манника можно назвать снарядом большой пробивной силы. Его кредо: «Не может быть по-другому. Должно быть только так». Причем упор делается на «должно». Если его направить в «правильное» русло, он может быть очень результативен. К своей цели он идет напролом, сметая все на своем пути и не обращая внимания на мелочи и детали — например, на людей. Для дела он не жалеет ни своих ни чужих сил и времени. Если вы с ним в одном деле, то можете на него положиться. Однако, если вы вышли из сферы его интересов, на прошлую дружбу, чувства и привязанности не надейтесь: вы остались в его прошлом, а прошлое он вспоминать не склонен. Построить с ним общее пространство, например, семью, возможно только в том случае, если вы вовлечены в реализацию его шаблона и не пытаетесь вести с ним «беседы по душам» на тему «ты должен отвечать за последствия своих действий». Причем вам придется смириться с тем, что реализация шаблона для Манника всегда будет на первом месте. Манник на пике своей формы здоровый оптимист — шумный, подвижный и совершенно неугомонный. Он любит жизнь и готов жить. Это состояние сохраняется до тех пор, пока Манник не начинает сомневаться в своей способности реализовывать свою «миссию».

Манник, который боится, не реализовать шаблон поведения, являющийся основой его личности, превращается в Параноика и оказывается на опоре «быть неизвестным» третьеговитка Сансары.

По мере проигрыша действующей индивидуальности, шаблон поведения, реализуемый ей в игре (ее игровая роль) опускается в область подсознания и становится неосознаваемым. Поэтому страх «не реализоваться в игре», так же становится неосознанным, а, значит вечным. Беспричинное чувство страха, постоянно присутствующее в сознании Параноика, заставляет его придумывать этому чувства различные обоснования. В результате каждый Параноик носит в своем уме длинный список того, чего можно бояться. Взрастить в человеке Параноика не сложно – достаточно окружить его заботливым и тревожным вниманием. Беспокойный сон, плохой аппетит, капризы, пугливость, заикание, настороженность, недоверчивость, робость, застенчивость – отличительные черты Параноика. Еще он боится резких стуков, боится неожиданных прикосновений, панически боится публичного провала и порицания, пугается животных, а пуще всего боится того, что его обвинят в том, что он боится… Умножьте все это на больное самолюбие и почувствуете, что его душа — как одна натянутая струна, дергающаяся между обнаженными нервами. Параноик пытается скрыть себя от окружающего мира, поэтому у него много личин, под которыми прячется его изможденное «я».

В пространстве Параноика огромное количество точек зрения (следствие фрагментации), каждая из которых имеет «свое мнение», поэтому ему свойственно сомневаться всегда и во всем – в себе, в других, в том, чего нет и в том, что есть. Ему очень сложно договориться с самим собой. Ему кажется, что дорога, по которой он идет, говорит ему: «Подумай еще раз!», деревья шепчут: «Загляни в себя, разберись в своих мотивах!», ветер спрашивает его: «Все ли ты предусмотрел?» Его небо — всегда тревожного цвета, а воздух пахнет обещанием катастрофы. Так как личность Параноика фрагментарна, он крайне озабочен тем, чтобы сохранить себя – не дать разбежаться своим фрагментам.

Параноик обычно избегает авантюр и старается не входить в противостояние с правоохранительными органами. Он так боится негативных последствий своих действий, что предпочитает отказаться от них вообще, поэтому руки у него, часто, растут «не из того места».

С возрастом поле тревог Параноика расширяется. «А вдруг что-то случиться? Вдруг кто-то заболеет, или не дай бог умрет? Вдруг кого-то собьет машина, или его обворуют…» Однако самое страшное для него даже не то, что реально случилось, а то, что может или могло бы произойти. Если с ним — он еще переживет, но если с близкими… Ах!.. Если он не религиозен, то обязательно суеверен, и от напастей мира аккуратнейшим образом защищается богатым набором примет и ритуалов. Он долго размышляет, прежде чем на что-то решиться, десятки раз взвешивает все плюсы и минусы, говорит много правильных слов, но — с решением тянет, мучая этим, прежде всего, самого себя… У него преувеличенное чувство долга, занятые деньги он отдает всегда в срок до последней копейки. Если же он как-то вас подвел, то съест себя раньше, чем вы скажете ему, что вам это не нужно. Женившись, он оказывается прекрасным семьянином — по женщинам не бегает, мало пьет, умеренно курит, из магазина принесет все согласно списку. Постоянен и в привычках, и в привязанностях, поэтому, раз найдя нормальную работу, ее уже не меняет. На работе его, как правило, ценят, так как он исполнителен и обязателен. Еще он предусмотрителен и осторожен. Осторожен до такой степени, что это мешает ему жить. И он заставляет жить за себя своих ближних, жестко контролируя их и наказывая в случае ошибок.

Кроме этого Параноик боится движения и изменений, так как любые изменения могут разорвать его, и без того эфемерную, связь с игровым шаблоном. На этом уровне, как правило, происходит жесткая фиксация идеи о том, что «движение опасно, а изменения не допустимы».

Однако это не спасает его от внутреннего раскола. В один прекрасный момент Параноик окончательно сбрасывает ответственность за свой игровой шаблон и превращается в Шизоида, оказываясь на опоре «знать» третьего витка Сансары.

У Шизоида одна часть личности несет в себе квинтэссенцию накопленных Параноиком страхов, а другая пытается найти ответ на извечные вопросы «Что делать» и «Как жить дальше?».

С детских лет Шизоид отличается от своих сверстников тем, что любит играть один, не тянется к ровесникам, избегает шумных забав, предпочитает держаться среди взрослых, иногда подолгу молча, слушая их беседы. К этому иногда добавляется какая-то холодность и недетская сдержанность. Часто он имеет малоподвижное, как будто замороженное лицо, так как боится проявлять чувства. За этой маской скрывается не понимание как должно реагировать на внешний мир. Ведь Шизоид очень плохо разбирается в жизни, так как его личность лишена внутренних ориентиров. Дефицит стабильных данных заставляет Шизоида внимательно прислушиваться к мнениям других. Он легко перенимает их модели поведения, мысли, эмоции, не понимая глубинного смысла, стоящего за ними. Он уверен в том, что обязательно нужно что-то делать, без разницы что. В веренице действий Шизоид пытается «нащупать» понимание своего игрового шаблона. Но другие люди, цели и задачи которых перенимает Шизоид, реализуют собственные шаблоны, поэтому надежды Шизоида понять себя посредством других людей оказываются тщетными.

У Шизоида отсутствует интуиция, и в компании ему трудно, как и компании с ним. Практически в любом обществе он выглядит «белой вороной» и почти всегда «некстати». Часто его воспринимают, как человека «не от мира сего». Обычно он неразговорчив (не знает о чем говорить с другими), однако с пол-оборота «заводится» и «грузит» подходящего собеседника своими теориями, например о строении мира. Не смотря на то, что в жизни Шизоида ничего не стоит «обвести вокруг пальца», он является великим теоретиком. В теории он всесилен, его научные работы называются примерно так: «Самая общая теория Всего». Шизоид очень зависит от одобрения и поддержки окружающих людей. За доброе слово и хотя бы небольшое подтверждение он готов полностью растратить себя. А обольстить и соблазнить — для него так же невозможно, как пройти сквозь стену вслед за домашним привидением.

После того, как Шизоид понимает, что жизнь не оставляет ему никаких надежд «понять себя», он погружается в глубокую апатию и превращается в Депрессивного.

Депрессивный «живет» на опоре «не знать» третьего витка Сансары. Его индивидуальность «парализована» и он не верит в то, что может сохранить свое место в игре, в жизни, в обществе. Отказываясь от собственной индивидуальности, Депрессивный утрачивает вместе с ней сознавание ценностей и смысла жизни. Очень точно его внутреннее состояние описал Альфред Лэнгле: «Депрессия – это отсутствие ценностей. Внутренняя пустота, которую нечем заполнить. Это не страх, а отсутствие чего-то важного в твоей жизни. Нет радости, есть только тяжесть от подобного существования. Это бывает, когда у человека в жизни слишком мало любви, интереса, отношений. Это – чувство голода в отношении ценностей. Когда чувство голода разрастается до неутолимого, наступает депрессия»

Необходимость действовать и как-то проявлять себя в социуме вызывает у Депрессивного панику и ступор. Он не способен радоваться сам и дарить радость другим. Он мучается необходимостью жить и мучает своим мучением окружающих. Вроде бы он ничего особенного не делает. Разве можно поставить ему в вину то, что он постоянно неважно себя чувствует, вечно устал, и неизменно чем-то раздражен? От одного его вида всем становится ясно, это не он – это жизнь сделала его таким и бросила на произвол судьбы.

Аппетита у него нет, сон плохой – вечером не спится, а утром не хочется вставать. Поэтому он ходит вечно вялый и какой-то не проснувшийся: лицо скучное, реакции заторможенные, походка и осанка как у наказанного. Настроение колеблется от «так себе» до плохого, преобладает общее состояние подавленности. Мир воспринимается серым, дряхлым и покрытым пылью. Даже в юности он какой-то старый. Время подыгрывает Депрессивному и ползет вокруг него медленно и тягуче. Как правило, он пессимист, хотя не лишен философичности и нередко склонен к иронии и цинизму. В своем прошлом он видит в основном ошибки и неудачи, в будущем – трудности и проблемы. Часто задумывается, хотя позже не всегда может вспомнить о чем. С энергией у него плохо, поэтому он любит допинги разного рода (алкоголь, биодобавки, массаж, бодрящие физиотерапевтические процедуры) хотя и не чувствует от них значительного улучшения состояния.

Воодушевляться он не может, к длительному волевому усилию не способен и вообще любит обесценивать как собственные достижения, так и чужие. В очередной раз, сделав намеченное, он кисло хмыкает по поводу подтверждения своей никчемности и погружается в привычную апатию. Его легко обидеть, а критика убивает в нем последние силы и рождает уныние. В себе он не уверен и считает себя законченным неудачником. В новой обстановке он «теряется», молчит и торопится укрыться в раковине своего привычного места обитания. К близким привязан, но сводит их в гроб своей хандрой раньше, чем ложится в него сам.

Фактически Депрессивный отрицает уровень индивидуальности в системе «Человек». С этого момента уровень индивидуальности начинает разрушаться. Его окончательное уничтожение происходит на четвертом витке Сансары, где входит в драматизацию злонамерение, которое игрок направляет на самого себя.

Индивид, находящийся на опоре «быть известным» четвертого витка Сансары является Эпилептоидом (социально адаптированным Эпилептиком). Его цель – разрушить себя, сгореть «дотла», выбросив в пространство остатки имеющейся у него энергии. Его можно назвать «негативным реалистом», так как воспринимает он окружающее хотя и без искажений, но в черном цвете, отчего реальность в его видение приобретает трагично-драматический окрас. Создавать он уже не может, (так как тот, кто может создавать, занят самоуничтожением). Поэтому творец он никакой, но зато может проявлять себя как педантичный исполнитель. В школе его отмечают за аккуратность, но в творческих заданиях похвалить его не за что. Эпилептоид всегда знает свою правоту и свои права, помнит все обиды, с удовольствием обвиняет других «во всех смертных грехах» и никогда не считает виноватым себя. Единственно хороший человек для него – это он сам. Как правило, он общителен, но друзей у него немного, потому что в совместных делах он любит покомандовать и все вопросы решает только в свою пользу. Он с детства рассудителен и бережлив, ценит принадлежащие ему вещи и в случае попытки их отобрать, отстаивает их «до последнего». Больше всего из человеческих проявлений он ценит силу и «склоняет перед ней голову». Поэтому родителей он почитает только до тех пор, пока те сильны. Если же он чувствует, что они «начинают сдавать», то на смену заботы и нежности приходят претензии и требования «своей доли». Эпилептоид всегда дружит с «начальниками» и готов выполнять любые их правила и требования, если только они заверены печатью. Если интересы Эпилептоида ущемляют, то он без зазрения совести готов устроить своему обидчику любую неприятность. Хотя, как разумный и справедливый человек, за сделанное ему добро, или оказанную помощь, готов ответить ответной услугой. Будучи начальником сам, Эпилептоид устанавливает жесткий дисциплинарный режим, издает много распоряжений и вмешивается во все дела. Он не любит у других собственного мнения, критики в свой адрес и каких-либо нововведений. Если есть порядок, зачем его менять? Если есть директива, зачем выдумывать что-то новое?

У Эпилептоида рано и сильно просыпается сексуальное влечение, но в связях он осторожен из-за страха «подцепить заразу». В любви Эпилептоид собственник — ревнив, подозрителен и никогда не прощает измен. Еще он любит игры, в которых можно получить сильные эмоциональные потрясения, например – потерять огромную сумму денег (азартные игры), или получить сильное болевое воздействие (экстремальные болевое воздействие, хоккей, футбол).

Так как индивидуальность Эпилептоида находится в «патовом» состоянии, то воспринимает «равных» себе — индивидуальности других, она уже с трудом. Отчего единственно реальными объектами для него в этом мире становятся вещи. Вещи Эпилептоид любит немного больше, чем людей, так как «понимает» их. С ними он всегда корректен и галантен – ставит их на место, убирает, чистит, моет. И очень раздражается, если кто-то обходится с ними совсем не надлежащим с его точки зрения образом – бросает, использует не надлежащим образом, портит и вообще не обращает на них внимание.

Больше того, с течением времени Эпилептоид приходит к выводу, что «тратить» себя на людей – «пустое», лучше поберечь себя и пожить в свое удовольствие. Сознавание этого факта «сбрасывает» Эпилептоида на опору «быть неизвестным» четвертого витка Сансары, где он продолжает свое бытие в качестве Социопата.

Социопат – относительно новое понятие, которое вошло в употребление в середине ХХ века. Социопатия означает патоФлогические отношения индивида с обществом. Социопат не видит себя внутри общества, не видит себя частью целого. Он находится в отрешенном от общества состоянии. Нет, он вовсе не противостоит ему, он просто не считает его чем-то ценным, тем, на что стоит обращать внимание. Социопат равнодушен к обществу и к людям. Как правило, у него богатый внутренний мир, который существует параллельно с реальностью. Ценность собственных переживаний Социопат ставит выше действительности. Он не осознает границы виртуальности и часто воспринимает образы, созданные собственным воображением за реальность. С разной степенью успешности он пытается заставить мир «прогнуться под себя» и принять формы его виртуального пространства. При этом он не производит впечатление психически нездорового человека. Отнюдь, очень часто он деятелен, инициативен, креативен, находчив. Но все эти его качества происходят не от щедрости души, а от холодного расчета и желания получить желаемое от людей и социума. Для него не существует привычной системы ценностей. Поэтому Социопат чаще всего – хороший актер, удачно использующий всех и вся. В крайнем случае, он может прослыть забавным и чудаковатым эксцентриком, сильным и жестким карьеристом. Он никого и ничего не боится. Он удовлетворяет сиюминутную потребность и готов расплатиться за это по самой высокой цене. Наглядными примерами Социопата является Скарлетт из «Унесенных ветром» — так проявляет себя Социопат в ситуации, когда ему нужно выживать; Манилов из «Мертвых душ» и Обломов из одноименного романа «Обломов» — такое поведение характерно для Социопата когда у него все хорошо и жизнь идет «своим чередом».

Отличительной особенность Социопата является патологическая безответственность, которая проявляется в неспособности предвидеть последствия своих действий. Еще одно типичное явление, сопровождающее Социопата, это его способность разваливать все, где бы он не появился. Для этого ему не надо ничего делать, ­ достаточно того, что он просто находится в какой-то организации, коллективе, группе, и дела там начинают идти наперекосяк.

Если же Социопат приходит к горькому выводу, что мир изменить не удастся и его фантазии так и останутся не реализованными, он превращается в Истероида и переходит на опору «знать» четвертого уровня Сансары.

Индивиду, находящемуся в состоянии Истероида, катастрофически не хватает жизненной энергии, так как он уже не может создавать ее для себя в достаточном количестве. Поэтому он начинает «вампирить» окружающих его людей, заставляя их разрушаться. Для этого он обесценивает их стабильные данные, запрещает иметь желаемое, быть, делать, иметь. В арсенале Истероида огромное количество способов и приемов, позволяющих ему добиваться желаемого. Рядом с ним люди «сжимаются», становятся меньше, слабее, никчемнее. Часто они не способны противостоять холодной злобе, лжи, клевете, нахрапистым обвинениям, подозрительности и хамству, которые изливаются из уст Истероида и отказываются от себя, для того, чтобы перестать быть объектом его внимания. Наличие стабильного пространства и большого количества жизненной силы у другого человека вызывает приступ бешенства у Истероида. Конечно, как человек разумный он попытается обосновать свое агрессивное поведение. Дескать, он сегодня и так встал не с той ноги, а тут этот запах, звук, цвет, или какая-то другая мелочь, на которую кроме него никому и в голову не придет обратить внимание. Однако, как объясняет Истероид, именно это нарушило его сиюмоментное ощущение внутренней гармонии и вызвало его ярость.

Можно привести сколько угодно примеров «бытовой» истерии – вредные бабушки, кричащие вслед проходящим красоткам со стройными ножками, слегка прикрытыми коротенькими юбочками: «проститутка, ненавижу тебя»; нервные юнцы в неопрятной одежде, пристально глядящие в глаза добропорядочного гражданина и посылающие проклятия в его адрес за то, что он весь такой чистенький, ухоженный и достаточный. Первая реакция на поведение Истерика – ненормальный, псих. Чего с ним связываться, он не в себе и не знает что творит. Между тем, скорее всего, знает. Он пытается разрушить стабильное и большое пространство другого и заставить его выделить порцию энергии, которую с удовольствием «скушает» и довольный произведенным эффектом, как ни в чем не бывало, отправится восвояси.

С Истероидом легко договориться, он легок на подъем, но не обязателен: много обещает, и мало выполняет. Он первый, кто, будет говорить об Ответственности, Справедливости, Чести и Совести, однако потом, в деле, это как-то естественно забудется и сотрется, или вывернется наизнанку. В ситуации, когда нужно принимать за что-то, или за кого-то ответственность, он, как правило, впадает в кому, наглядно показывая окружающим как ему плохо. Смотреть на его страдания чрезвычайно тяжело, поэтому сердобольные граждане обычно взваливают на себя ответственность, от которой Истероид отбрыкивается. Если же этот номер не проходит, то Истероид начинает уничтожать объект ответственности не жалея на это времени и сил.

После того, как Истероид устает «растрачивать» себя, он превращается в Кататоника и перемещается на опору «не знать» четвертого витка Сансары.

Отличительной особенностью Кататоника является то, что его индивидуальность прекращает реагировать на внешний мир и «застывает», блокируя свои эмоции для того, чтобы не тратить свою энергию на разрушение других. Можно сказать, что она находится в состоянии «восковой гибкости». (В психиатрии под «восковой гибкостью» подразумевается наклонность больного принимать своеобразные позы и подолгу сохранять их без изменения). Кататоник совершенно безучастен к тому, что происходит вокруг него и изображает из себя отсутствующего. Он создает кольцевой поток энергии движения, жизни и «замкнут» на себя. Отчего нарушается его энергообмен с внешней средой, и он утрачивает способность усваивать ресурсы извне. Медленное угасание является проявлением его жизнедеятельности.

Заблокировав эмоции, он утрачивает способность реализовывать намерение, и, следовательно, принимать какое-то участие в жизни общества. Часто Кататоник производит впечатление «овоща», у которого нет вообще никаких мыслей. Но это впечатление обманчиво. На самом деле в голове Кататоника вьются хороводы иллюзий и фантазий на самые разные темы. Его богатая внутренняя жизнь компенсирует ему полную социальную остановленность и неподвижность. Общаться с Кататоником можно только посредством ухаживания за ним. Никакое другое общение он не поддерживает и сразу же прячется в себя, как только чувствует, что его хотят «расшевелить». Больше всего на свете Кататоник мечтает о любви. Однако в жизни в виду полной несостоятельности его индивидуальности этим мечтам не суждено реализоваться. В конце своего существования Кататоник приходит к мысли, что мечтать гораздо приятнее, чем жить.

Пятый виток Сансары является апофеозом свободного, не связанного никакими условностями духа и индивидуальности, ума.

На опоре «быть известным» пятого витка Сансары живет Дауноподобный. Если условия жизни благоприятствуют ему — это милое и безвредное существо, лишенное каких-либо амбиций и жаждущее одного – любви. Дауноподобный абсолютно искренен и не умеет врать. Его душа — душа ребенка, светлая, непосредственная и наивная. Всеми этими чудными качествами Дауноподобный обязан тому, что не имеет внешней точки зрения на свой ум. (Обычно внешнюю точку зрения на ум занимает дух, или индивидуальности, которые воспринимают информацию ума и используют ее в своих целях). Ум, оставленный хозяином (духом, или индивидуальностью) воспринимает все прямолинейно и однозначно. Он все понимает буквально и конкретно. В жизни Дауноподобный продолжает выполнять нереализованную программу «любви», доставшуюся ему «в наследство» от Кататоника, считая ее единственно возможным смыслом бытия. Дауноподобный не может контролировать и тем более скрывать свои эмоции и разрешает себе чувствовать то, что ему хочется. Это стиль его жизни. А поводы для смены настроения найти так легко! Вот пошел дождь и нехорошо посмотрел прохожий – настроение испорчено; вот неожиданно залаяла собака, и на землю опустился вечер – беспричинный страх; вот выглянуло солнышко, и девушка с рекламного плаката улыбнулась именно ему – жизнь прекрасна. Он на подъеме — жизнь великолепна, он всех любит и всем восхищается. Он не в духе, значит, все хреново, люди гады, а сам он дурак. Он живет не головой, а сердцем, и сердце его подводит редко. Он обладает хорошей интуицией, и, знакомясь с людьми, мгновенно чувствует настоящее отношение к себе, на которое он реагирует мгновенно и искренне. Он не ставит себе больших задач в жизни и живет легко, как «божья птичка». Случающиеся же утраты он переносит тяжело, и в трудностях на него опереться нельзя: он не привык бороться. Дауноподобный может только переживать и плакать. Похоже, он в любом возрасте верит, что, если долго и горько плакать, кто-то Очень Большой и Добрый обязательно придет и непременно утешит…

Вообще отношения с людьми у Дауноподобного сложные, ведь он их так любит, а они не отвечают на его чувства! Измучавшись от их несовершенства, Дауноподобный решает не реагировать на них и превращается в Аутичного.

На опоре «быть неизвестным» пятого витка Сансары живет Аутичный. Поразительной, и совершенно уникальной его чертой является неспособность взаимодействовать с другими людьми, устанавливать с ними эмоциональный контакт и вести себя типичным для человека образом – общаться и участвовать в эмоциональном обмене. Аутичный предпочитает неодушевленные предметы. Часто речь его стереотипна и состоит из невыразительных, не соответствующих ситуации фраз или повторов слов других людей. Она плохо служит средством общения. Аутичный боится любых перемен и сопротивляется малейшим изменениям окружающей обстановки. В его эмоциональной сфере господствуют отрицательные переживания, тревога и страх перед окружающими.

Однако, не смотря на вышеперечисленные «странности» коэффициент его интеллекта выше среднего, нередко даже на уровне гениев. Энштейн – один из самых ярких представителей этого типа личностей.

Ум Аутичного, отбросив последний человеческий шаблон поведения в виде нереализованной программы любви, устремляется в недра физической вселенной. Для него в ней нет преград. Он может постичь все, кроме жизни, которую воспринимает как приложение к материи. Состояние невосприятия людей прогрессирует и когда Аутичный перестает воспринимать базовые соглашения вселенной человека, на него обрушивается шквал информации о человеке, которую он не в состоянии осознать. Видение людей «как есть» превращает Аутичного в Юродивого.

Юродивый находится на опоре «знать» пятого витка Сансары. Он видит голограммы других людей, но не в состоянии ясно передать воспринятое. Его повествования часто изложены в иносказательной форме, обрывочны и запутаны. Истина вьется вокруг него в виде образов, ощущений, эмоций. Воспринимая ее, другие люди считают, что Юродивый намеренно хочет выглядеть глупым, и что он совсем не так безумен, как хочет казаться. Но на самом деле это не так. Юродивый не в состоянии «обработать» увиденное, так как его ум фрагментарен и утратил способность связывать в едино действительную суть явления с его внешней формой. Юродивый страдает от несовершенства этого мира, разоблачает его несостоятельность и ищет любви. Он не может управлять своим умом. Ум «ведет» его по жизни, ввергая в различные нелепые и нескладные ситуации. Так проявляется последний всплеск осознанности ума.

На опоре «не знать» пятого витка Сансары живет Дебилоподобный. Тот, кто отрицает собственный ум, а вместе с ним людей, существующую реальность, а так же все, что способен воспринимать ум.

Дебилоподобный не верит собственному уму и сомневается во всех его расчетах. Он постоянно чувствует неуверенность в том, правильно ли он понял воспринятую информацию. Поэтому ответную реакцию на воспринятое, увиденное, или услышанное он выдает не сразу, а через некоторое (иногда довольно значительное) время – «тупит».

По натуре Дебилоподобный злобен и очень настороженно относится к любви. Столкнувшись с ее проявлениями, он начинает их обесценивать, а когда это не удается, впадает в сильное раздражение. С учебой у Дебилоподобного большие проблемы. Учителя считают, что у него «дырявая» голова, в которой «ничего не задерживается», и подозревают Дебилоподобного в каких-то левых интересах, которыми «занят» его ум. Но такими мнениями они явно льстят ему, так как в голове у Дебилоподобного звонко и пусто. Его мысли ленивые и неповоротливые, как дождевые червяки, вылезшие из земли после проливного дождя. Они тягучие и неловкие, отчего Дебилоподобному сложно сложить их в стройную логическую структуру.

Шестой виток Сансары – это новый всплеск злонамерения. Только теперь оно направлено не против играющих (открытые проявления злонамерния на втором витке Сансары), не против себя (попытка уничтожить себя на четвертом витке Сансары), а против игровой площадки. Что выражается в желании уничтожить мир, в котором нет совершенства, гармонии и любви, вернув все к исходному состоянию несуществования, когда этого мира не было.

На опоре «быть известным» шестого витка Сансары находится Безумный. Это смерч, который все сметает на своем пути и разрушает все, что находится в пределах его досягаемости. Он сеет хаос и смятение вокруг себя, деструктурируя пространство, в котором находится.

Пообщавшись с ним, люди чувствуют себя «обесточенными» и окончательно запутавшимися. Подобного эффекта Безумный добивается легко и просто — он сваливает в кучу всю информацию, которой обладает, и обрушивает ее на головы несчастных слушателей. Связующим звеном в этом ворохе информации являются ассоциации, а не логика. Поэтому ум слушателей, пытающихся понять услышанное, «зависает» и выходит из строя. Воспринять информацию, исходящую от Безумного используя классический Цикл Восприятия (воспринял, воспроизвел, понял и осознал) невозможно. Безумный не умеет выделять суть явления, для него важно то, что «отозвалось в его душе». Именно об этом он и говорит.

Человек, не понимающий сущность Безумного, в результате общения с ним срывается на опору «не знать» шестого витка Сансары и начинает драматизировать индивидуальность Паралитика.

Постепенно, подвергаясь гонениям и отрицанию, Безумный утрачивает способность держать внимание на нескольких единицах информации (не может больше сваливать ее в кучу). Его внимание становится тяжелым и плохо управляемым. Теперь одномоментно он может воспринимать только одну единицу информации. Это состояние характерно для опоры «быть неизвестным» шестого витка Сансары, на которой Безумный трансформируется в Идиотоподобного.

Идиотоподобный в силу особенностей своего восприятия не в состоянии связать воедино свои действия и окружающую реальность. Если он воспринимает реальность – то бездействует, а если действует, то никак не замечает происходящего вокруг. Поэтому любая его деятельность оказывается неуместной, неадекватной, а подчас и опасной для окружающих. При этом Идиотоподобный вроде бы не желает никому осознанно зла, но как-то так получается, что зло само вытекает из его рук при любом его прикосновении к какому-нибудь объекту физической вселенной.

В глубине души Идиотоподобный злобен, ненавидит этот мир и радуется, когда ему удается хотя бы чуть-чуть его разрушить.

С интеллектом у Идиотоподобного неважно, обучается он плохо, к произвольной деятельности практически не способен.

На опоре «знать» шестого витка Сансары живет Шут.

Шут – это бывший Идиот, который решил не относиться к себе в серьез и которого утомили неудачные попытки быть адекватным.

Отсутствие страха «потерять свое лицо» позволяет Шуту вести себя раскованно и непринужденно в любых ситуациях. А его немного идиотская улыбка пленяет окружающих своей естественностью и яркостью. Шут – это прирожденный актер. Он с легкостью одевает на себя «шкуру» другого человека, мастерски подмечая малейшие нюансы его личности. Так как словами внятно выразить то, что ему не нравится Шут не может, он делает это через имитацию. (Человек сохраняет свой интеллект и способность выражать то, что он хочет словами, если он использует индивидуальность Шута, но не имеет с ней полного отождествления. В этом случае, он может проявлять себя в качестве пародиста, актера и тому подобное).

Шут «зеркалит» других людей и они видят в нем себя. Взгляд со стороны на самого себя (внешняя точка зрения) не только шокирует, но и лечит лучше любого лекарства («вправляет мозги на место»). Поэтому при дворах всесильных мира сего было принято держать Шутов. В обязанность Шута входило возвращать короля и зарвавшихся его подданных «на землю». Причем за проказы, которые выделывал Шут, ему ничего не было. Видимо потому, что Шут, как фигура совершенно не пафосная с одинаковым удовольствием издевался не только над королем и его вассалами, но и над самим собой. Он не держался за свое бытие, так как бытия у него никогда и не было, и оставался самим собой и у трона короля и на плахе, даже там продолжая кривляться и изображать неуклюжую походку палача.

Не придавая значения социальным значимостям, Шут имеет независимый, дерзкий, свободолюбивый характер. И в своем истинном проявлении является апофеозом жизнерадостной тупости.

В истории образ Шута несколько романтизирован и идеализирован. Это обусловлено тем, что остроумные и ярко интеллектуальные личности Шутов, вошедших в историю, не являлись действительными Шутами. Это были люди, которые использовали образ Шута в своих целях. Но в таких мелочах история не привыкла разбираться.

Своими кривляньями, рожами и ужимками Шут разоблачает несовершенство этого мира. И после того, как осознает, что изменить этот мир нельзя, превращается в Паралитика.

Паралитик находится на опоре «не знать» шестого витка Сансары. Он останавливает себя и утрачивает управление собой. С этого момента больше никто в системе Человек – ни дух, ни индивидуальность, ни ум не руководят телом. Оставшись бесхозным тело, привыкшее к внешнему управлению, перестает двигаться и начинает угасать от недостаточного внимания к себе.

На этом психологические портреты обитателей Сансары можно считать исчерпанными, так как с седьмого витка Сансары начинается другая Сансарная линия – линия Генетической Сущности, или Тела.

Е.А. Джус

Поделиться в соц. сетях

Запись опубликована в рубрике Все статьи, Человек: Индивидуальность. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: Психотипы малого круга Сансары

  1. Сергей говорит:

    Я правильно понимаю что самый высокий уровень осознанности приобретает человек родившийся на первом витке опоры «быть известным»?

    • Екатерина Джус говорит:

      Не совсем так. Опора «быть известным» — одна из игровых позиций. Индивид, обладающий достаточным уровнем осознания для того, чтобы соответствовать ей может быть помещен и на другие опоры в квадре.

      • Сергей говорит:

        но переходить на другой виток он не в состоянии? Он может только перемещаться по квадре?

        • Екатерина Джус говорит:

          Индивид не перемещается по квадре, теряя ресурсы он автоматически оказывается на нижних опорах. Обычно индивид «размазан» по трем из них. На другой виток он «слетает» потеряв ресурсы, а не перемещается. Перемещение в квадре и по виткам — автоматический процесс не зависящий от желания индивида.

Добавить комментарий для Сергей Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>