Home > Процессинг > Игра > Сансара. Часть Пятая

Сансара. Часть Пятая

Седьмой уровень Сансары.

«Тогда Бог Смерти обмотает вокруг твоей шеи веревку и потащит тебя за собой, он отрубит тебе голову, вырвет твое сердце, выдернет твои кишки, высосет из черепа мозги, выпьет кровь и будет есть твою плоть, разгрызая кости. Но ты не сможешь умереть. Даже когда тело твое изрублено в кусочки, оно вновь оживет. Снова тебя разорвут на части и вновь ты ощутишь страшную боль и пытку».

 Бардо Тодол (Тибетская книга Мертвых), глава — Хониид Бардо (Кармические Наваждения)

Седьмой уровень сансары – это уровень игры «В Жертву» на человеческом уровне; это воплощение Кармического Наваждения.

Классики процессинга – А.В.Усачев и Л.Рон Хабборд в своих материалах описывали структуру, концепты, парадигму и игровые позиции игры «Жертва» духовного уровня и только мельком отмечали тот факт, что «Жертва» на уровне человека имеет свои характерные особенности.

«Игра «В жертву» на человеческом уровне, является мелкой производной от большой (огромной) игры «ЖЕРТВА», основанной на злонамерении, и имеющей достаточно сложную конструкцию. В качестве примера этой сложности можно привести физическую вселенную, которая отчасти является продуктом и атрибутом игры «ЖЕРТВА»».

А.В.Усачев

Поэтому данное описание является, наверное, единственным на настоящее время описанием игры «В Жертву» человеческого уровня.

Игра «В Жертву» подчиняется всем законам и правилам игры «Жертва» и является ее заключительной частью. В ней присутствуют все проявления «Жертвы», но линии базовых индивидуальностей игры «Жертва» («Доминатор», «Скрытый Доминатор», «Паразит», «Золушка») в ней сходятся в одну линию и завершаются окончательной фрагментацией этих индивидуальностей, после чего они «теряют свое лицо».

Игра «В Жертву» — это самый странный (или страшный) уровень в Сансаре. Заколдованное место. Каждый, кто оказывается здесь, на минуту теряет дар речи, а после того, как губы начинают слушаться его, хрипло выдавливает из себя одну и ту же фразу: «Я не понимаю, что здесь происходит» и закрывает глаза для того, чтобы не видеть происходящего здесь никогда. Что же могло произвести такое впечатление на потомков могущественных духовных существ? За что ни один из них до последнего времени не решился принять ответственность и предпочел сгинуть в этом месте, вместо того, чтобы сказать: «Это создал я»?

На седьмом витке Сансары происходит разрушение уровня духа в системе «человек» (дух-индивидуальность-ум-тело) и превращение человека в существо не только не осознающее своего духовного начала, но и не имеющего его.

Это уровень, на котором духовное существо, отказываясь принимать ответственность за собственные точки зрения, помещенные в игру, «разменивает» их ради собственного существования, забывается тяжелым летаргическим сном и окончательно проигрывает остатки своей осознанности. На этом уровне происходит завершение процесса фрагментации точек зрения духовного существа, помещенных в игру. Оставшиеся же после фрагментации частицы «дробятся» посредством дисперсии на последующих витках Сансары.

Индивид, оказавшийся на седьмом уровне Сансары, имеет огромное количество социальных установок, которые жестко диктуют ему не только правила поведения, но и правила «думанья» и «чувствования». В результате их наложения на умственную и эмоциональную сферы способность создавать собственные эмоции и мысли блокируется, и духовный уровень в системе «человек» оказывается «выведенным из строя». Индивид отучается самостоятельно поддерживать мыслительный процесс и произвольно чувствовать. Заменой собственных мыслей становятся установки, распространяемые средствами массовой информации, а заменой чувств – эмоции тела. С этого момента «настоящие», «естественные» эмоции тела, становятся особенно ценными и притягательными. Причем востребованным оказывается весь спектр эмоций. Садисты и мазохисты, совершая насильственные действия с телами, получают удовлетворение от негативных эмоций «вырабатываемых» ими (боль, гнев, страх, стыд, горе, апатия). А чревоугодники и сластолюбцы различных мастей специализируются на стимуляции положительных эмоций тела (экстаз, блаженство, восторг, воодушевление).

Роль эмоций в жизни человека огромна. Разбалансировка эмоциональной сферы, вызванная сознательной блокировкой эмоций, или их искажением чревата различными психическими и физическими расстройствами. Одним из выходов в данной ситуации, помимо вышеперечисленных способов «стимуляции» человеческих тел, является общение с домашними животными. Ведь животные не умеют лукавить и всегда создают «натуральные» эмоции, поэтому так приятно гладить кошку, или собаку и получать от них поток искренней симпатии. Это немного утоляет эмоциональный голод и является своего рода профилактикой различных психосоматических заболеваний, вызванных недостатком положительных эмоций, таких как гипертония, ишемическая болезни сердца, вегетососудистая дистония, артриты и так далее.

Для духовного же существа испытывать эмоции, это то же самое, что для человека дышать. Поэтому когда его точка зрения перестает создавать эмоции, то духовное существо оказывается в состоянии человека, которому «перекрыли кислород». С позиции духовного существа любые эмоции лучше, чем отсутствие эмоций. Поэтому оно начинает помещать свои точки зрения в ситуации, в которых их тела вынуждены постоянно создавать те, или иные эмоции. То есть в ситуации, связанные со злоупотреблениями в отношении тел – на уровень игры «В Жертву». Для которой садизм, мазохизм, сексуальные дисфункции, извращения, разврат, перверсии, похоть, порнография, вакханалии, оргии, проституция являются естественными проявлениями человеческого бытия.

Ни одно существо, участвующее в играх физической вселенной не может быть застраховано от «падения» на этот уровень. Степень осознанность здесь не играет значения. Как правило, здесь оказывается тот, кто утратил способность радоваться жизни, отказался от собственных желаний, попрощался с вдохновением, оставив его вместе с иллюзиями и способностью мечтать на предыдущем уровне, и имеет значительные дефекты Цикла Восприятия.

Духовное существо помещает свою точку зрения в игру для реализации какой-то своей цели. То есть его точка зрения изначально ориентирована на осуществление этой цели, и ее основным желанием является желание выполнить возложенную на нее миссию. В случае, когда точка зрения утрачивает способность воспринимать поставленную перед ней цель, она теряет ориентиры в жизни и не знает больше, чего она хочет.

Поэтому индивид, утративший способность желать оказывается дезориентированным на игровой площадке, так как не знает, в каком направлении ему нужно двигаться. Если же в дополнении к этому он еще имеет и искажения Цикла Восприятия, то при движении он постоянно сталкивается с какими-то препятствиями – объектами, присутствующими на игровой площадке. Понять, что эти столкновения результат его собственных ошибок восприятия, индивид не может, отчего решает, что пространство игровой площадки изобилует преградами и опасно, отчего здесь нельзя чувствовать себя уверенно. (Состояние точки зрения, лишившейся цели и имеющей дефекты Цикла Восприятия можно сравнить с состоянием человека, заблудившегося в лесу, который не знает в каком направлении двигаться, да к тому же еще и потерял очки, отчего не видит пней, коряг и стволов деревьев).

Таким образом, индивид вступает на игровую площадку игры «В Жертву» в качестве «Неуверенного». На игровой площадке, в результате множественных столкновений с внешними объектами, он фрагментируется и лишается осознанности, после чего его остатки в качестве мельчайших частиц сваливаются в глубины Сансары для дальнейшей утилизации.

Для того, чтобы прописать «сюжетную линию» этого уровня, нужно представить себе модель действа, разворачивающегося на его просторах. Создайте в своем воображении стадион, трибуны которого заполнены зрителями, наблюдающими за захватывающей игрой – две команды спортсменов (а может быть три, или четыре) с упоением гоняют по полю мяч, забивая голы (или шайбы, или забрасывая мяч в «очко»). Неожиданно на игровое поле выезжает бульдозер с огромным отвалом, и, подгребая под себя игроков, зрителей, ворота, трибуны – все, что попадается ему на пути, начинает вершить свой путь. При этом бульдозер совершенно равнодушен к тем, или к тому, что оказывается под его отвалом, он не имеет против этих объектов ничего личного, они ему даже не мешают. Бульдозер не обращает на барахтающихся перед его отвалом никакого внимания и сосредоточенно выполняет свою миссию – ездит с права на лево, а затем с лева на право. Его кабина пуста, а рычаги управления установлены в положение «автопилот».

Если вы присмотритесь к присутствующим на стадионе людям, то заметите, что они несколько рассеяны и дезориентированы. Поэтому они достаточно часто что-то ломают, роняют и сталкиваются друг с другом. На бульдозер же они начинают реагировать только тогда, когда он оказывается прямо перед их носом. В зависимости от индивидуальных качеств индивида, оказавшегося под отвалом бульдозера, его реакция на происходящее может быть разной: кто-то вступит в прямое противостояние с бульдозером (и первым поляжет в неравной схватке с ним); кто-то бросится бежать, кто-то начнет звать на помощь и просить совета у окружающих, что ему делать в этой ситуации, кто-то попробует взобраться на бульдозер и использовать эту движущуюся машину в своих целях, кто-то попытается спрятаться от него за находящиеся на игровой площадке объекты (ими могут быть как люди, так и предметы).

Но, чтобы индивид не предпринимал, он неминуемо окажется под бульдозерным отвалом, как скоро — это дело времени и стечения обстоятельств. Ведь предпринимаемые игроками способы «борьбы» с бульдозером в лучшем случае только замедляют его движение, или несколько изменяют траекторию. Ситуация усугубляется тем, что на смену сломавшимся, или каким-то чудом выведенным из строя, бульдозерам невесть откуда появляются новые и все повторяется снова.

Бульдозер сильно мешает всем присутствующим на игровой площадке заниматься своими делами – кому играть, кому наблюдать за игрой. На то, чтобы увернуться и не попасть под его отвал, расходуются жизненные силы, и с каждой новой пробежкой их становится все меньше и меньше. В конце концов, присутствующие решают… совсем не обращать на него внимание. Так как у них уже не остается сил бояться бульдозера, прятаться от него и наблюдать за ним. Поэтому, решив – «будь что будет», или «от судьбы не уйдешь», они закрывают глаза и устало присаживаются на скамью трибуны, или беспечно продолжают играть в свою игру.

Судьба в лице бульдозера не заставляет себя долго ждать. Она подхватывает кого-то из несчастных и тащит впереди себя, смешивая его с другими людьми, камнями, песком, травой. Комета, летящая по небосклону, оставляет за собой хвост, индивид, которого тащит бульдозер, оставляет вдоль траектории его движения фрагменты своего «я». Периодически индивид вываливается вместе с другим мусором в стороны от отвала и имеет несколько часов (дней, месяцев, лет, секунд, мгновений) передышки. За это время он может «прийти в себя» и «начать жить», а может и не прийти, но это и не важно, так как в конечном итоге он опять попадает под отвал бульдозера. Так повторяется тысячи раз, пока однажды индивид… сам не превращается в бульдозер.

Но это все случится потом, а пока, для того, чтобы не сойти с ума от страха отложенного насилия, индивид успокаивает себя тем, что «Начнет жить потом, после того, как закончится весь этот ужас» и что у него еще «все впереди», тем самым, оправдывая свое не присутствие в настоящем моменте. На основании этих заповедей строится дальнейшая судьба индивида. (То есть, индивид всю оставшуюся жизнь ждет, когда наступит «потом», надеется оказаться «впереди себя» и удивляется, отчего «ужас» не заканчивается). Этими суждениями индивид навечно «прописывает» себя на стадионе, по которому ездит бульдозер. Чем дольше бульдозер перемещает индивида по стадиону, тем больше разрушается личность последнего. И однажды наступает такой момент, когда индивид утрачивает способность самостоятельно перемещаться в игровом пространстве. Теперь для того, чтобы «быть» и «делать», индивиду необходимо, чтобы бульдозер передвинул его в нужное место, а для того, чтобы «обладать», индивиду приходится ждать, когда бульдозер подгребет к нему желанный предмет. Понятно, что мотивации индивида крайне редко совпадают с траекторией движения бульдозера. Осознав этот факт, индивид приходит к выводу, что он никогда не получит того, что хочет, не станет тем, кем хочет быть, не сможет реализовывать задуманное и ему… становится очень жалко себя. Чем больше индивид драматизирует жалость к себе, тем больше он снимает ответственность за себя и за свою жизнь и бросает их под колеса бульдозера. На бульдозер, правда, это не производит никакого впечатления, он как ездил по заложенной в него программе, так и продолжает ездить. От такого невнимания индивид начинает чувствовать себя обманутым и глубоко оскорбленным. Он, можно сказать, вверил себя «бездушной» машине, а та «испортила» ему жизнь. Наверное, сложно придумать более абсурдное обвинение, однако на игровой площадке игры «В Жертву» этот довод является веским основанием для того, чтобы сам индивид и его окружение порицали движущийся бульдозер.

После того, как индивиду становится ясно, что бульдозер не внемлет его стенаниям, он из последних сил, в состоянии аффекта бросается под бульдозер, или на бульдозер, с единственной мыслью «Я не могу так больше жить. Он, или я». Сгусток ненависти, который при этом рождается в его душе, как взрыв атомной бомбы стирает с лица земли и бульдозер и его самого.

Облако дыма долго висит над стадионом, когда же оно рассеивается, наблюдавшие это взрыв видят покореженный старый бульдозер, непонятно откуда взявшийся валун, или колонну и новенький блестящий бульдозер с широким и длинным отвалом, который незамедлительно начинает прокладывать новую трассу по пространству игры.

Если подойти поближе к валуну (или колонне) то можно увидеть, что на ней начертано «Не уступлю! Буду стоять до конца! Я заставлю с собой считаться!». И ведь стоит, и действительно не двигается с места… Под этим монументом похоронены честь, совесть и осознанность индивида, вступившего в прямое противостояние с бульдозером. Он образовался в момент раскола личности индивида на четыре части. Первую — неосознающую жизнь, реализующую какую-то автоматическую программу, но подвижную и полную сил – «Бульдозер». (Только что «рожденный» бульдозер, сразу же активно включается в действо, происходящее на игровой площадке игры «В Жертву»). Вторую — отстаивающую свое право на жизнь и сопротивляющуюся насильственному перемещению вплоть до абсолютной собственной зафиксированности – «Монумент». Третью — откладывающую жизнь «на потом», бездействующую из-за боязни возможных ошибок, большую часть времени погруженную в созерцание собственных надежд и не присутствующую в реальности — «Надеющегося». И четвертую, которая будет продолжать линию бытия индивида на игровой площадке игры «В Жертву» (будет бегать от бульдозера) – «Неуверенного». Она будет фрагментироваться до тех пор, пока фрагментация еще возможна. После же того, как ее объем и масса станут меньше критических значений, точка зрения, которую духовное существо поместило в игру, прекратит свое существование и распадется на частицы духовной пыли, которые осядут на последующих витках Сансары.

До последнего времени человечество не придумало эффективных способов, позволяющих индивиду избегать непосредственного столкновения с «Бульдозером». Совет, данный в свое время спасителями человечества «подставить правую щеку, если бьют по левой» не в счет, так как он позволял только оттянуть время погружения в небытие, но не избежать его. Ведь если даже индивид и не фрагментировался от столкновения с «Бульдозером», то «Бульдозер»в конечном итоге все равно «размазывал» его по игровой площадке.

«Бульдозер» – это биомашина, агрегат убойной мощности, реализующий автоматическую программу достижения… не важно чего.

У «Бульдозера» есть всего два возможных состояния – включен, или выключен: двигаюсь, или застрял (сломался); голоден, или обожрался; трезвый, или напился до «поросячьего визга». «Бульдозеры», как правило, – маники. Очень часто эти люди, профессионально занимаются спортом, или бизнесом. От всех прочих их отличает одно – они всегда идут до конца и никогда не считаются с другими. В некоторых случаях их модель поведения считается в обществе не только социально приемлемой и оправданной, но и достойной подражания. Например, многие ли люди способны по 9 часов в день 6 дней в неделю избивать ногами и руками боксерскую грушу, для того, чтобы затем, обрушивать удары, равные по силе одной тонне, на головы и тела других людей — своих противников? Согласитесь, что подобный образ бытия явно не для всех. Из тех же, кто способен его поддерживать, получаются боксеры – профессионалы, мастера «боев без правил» и прочие мастера, имена которых знают во всем мире.

В обычной же жизни, окружающие, как правило, разбегаются от «Бульдозеров» в разные стороны. Видимо в пространстве игры «В Жертву», это единственно действенный способ как-то продлить свое существование и сохранить себя.

К сожалению, это не всегда возможно. Например, ребенок до определенного возраста не может убежать от родителей, которые его «правильно воспитывают»… не считаясь с ним самим. Интересно было бы провести статистику – как амбициозность и бескомпромиссность родителей влияет на успешность и благополучие детей во «взрослой» жизни?

После расщепления личности, человек, играющий «В Жертву» в различных областях бытия проявляет себя то в качестве «Монумента», то в качестве «Бульдозера», то в качестве «Неуверенного», то в качестве «Надеющегося». Когда он «входит» в состояние «Бульдозера», то навязчиво целеустремлен, решителен, полон сил и энергии; когда же он «переходит» в состояние «Монумента», то страдает от болезненно обостренного самолюбия, раним, неуживчив, бескомпромиссен, «раздавлен» жизнью и собственным бездействием. Став «Неуверенным» он начинает приспосабливаться к условиям, в которых оказался, не способен принимать решения, безынициативен и рассеян. В образе же «Надеющегося», он сбегает из реальности в виртуальные пространства иллюзий, отчего становится отрешенным, загадочным и занудным.

Смена индивидуальностей происходит непроизвольно и зависит от условий, в которых оказывается индивид. В ситуациях, в которых предполагается некая степень ответственность за совершаемые действия, на «первый план» выходит индивидуальность «Неуверенного». И человек начинает в жизни реализовывать «симптомокомплекс неуверенности»: обесценивает собственные достижения; вне зависимости от наличия и количества собственного потенциала, испытывает потребность в дополнительных ресурсах, (так как не может использовать имеющийся у него потенциал); не рассчитывает на собственные силы; страдает от низкой самооценки; нуждается в подтверждении и поддержке со стороны; не имеет своего мнения и перенимать общепринятые в обществе оценки и суждения; «плывет по течению» и зависит от обстоятельств; довольствуется тем, что есть и не желает большего; нуждается в том, чтобы общество создало для него приемлемые для жизни условия; акцентирует внимание на собственных недостатках. «Неуверенный» очень ценит стабильность и щедро ее оплачивает собственными ресурсами. (Например: всю жизнь работает на низкооплачиваемой, но стабильной работе; всю жизнь замужем (женат) на человеке, с которым его ничего не связывает кроме совместной жилплощади и штампа в паспорте).

Если же социальные (семейные, или любые другие) катаклизмы разрушают «оазис благополучия» «Неуверенного», то ему на смену «приходит» индивидуальность «Надеющегося». Внешне это проявляется в том, что человек как бы «замирает», и погружается в длительные размышления на тему: «что это было?» и «что делать?». Результатом его умственной деятельности, как правило, становится идея: «начну жить после того, как все образуется, а пока, надо переждать, не стоит обращать внимания на происходящее, не стоит растрачивать себя по пустякам». Этими размышлениями «Надеющийся» прячет от себя самого тот факт, что не может принять ответственность за себя и за собственную жизнь. Он пытается не смотреть на то, что панически боится каких-либо самостоятельных действий и не готов их совершать. Человек в состоянии «Надеющегося» производит впечатление этакого терпеливого тюфяка, который молча сносит удары судьбы, даже не пытаясь увернуться от них. На самом деле он погружен в свои надежды и иллюзии и поэтому несколько отрешенно воспринимает происходящее.

Человек продолжает находиться в созерцательном состоянии, которое «генерит» «Надеющийся» до тех пор, пока судьба (обычно в лице ближнего) не наносит ему «удар под дых». Когда внешнее воздействие становится разрушительным для личности человека, на смену «Надеющемуся» приходит «Монумент». Его усилия направлены на то, чтобы сохранить, уберечь от разрушения основы собственного «я», пусть даже плохо осознаваемые и размытые. Человек в этом состоянии начинает «рубить с плеча», «стоять на своем», «жечь мосты», а так же совершать различные другие действия, ориентированные на то, чтобы прекратить непосредственный контакт с разрушительным воздействием. Он легко «входит» в состояние «аффекта», и тогда в отчаянной попытке сохранить свои гордость, честь и достоинство, хватается за нож, или топор и набрасывается на своего вольного, или невольного обидчика. Если же силы явно не равны, и отстоять свое «я» нет никаких возможностей, то он прибегает к самоубийству, как … к единственному способу сохранения себя.

В случае же если человек сбрасывает ответственность за себя, центральное место в его личности занимает «Бульдозер». Сброс ответственности является, как правило, следствием признания индивидом полной собственной несостоятельности, или его абсолютной уверенности в безнаказанности собственных действий. Вместе с ответственностью человек «сбрасывает» и «человеческое обличие» — совесть, человеческую мораль и этику. (Как в сказке о царевне-лягушке, только наоборот: царевна снимала с себя лягушачью кожу и становилась человеком; а в данном случае человек снимает с себя человеческую «кожу» для того, чтобы стать «Бульдозером»). Особенностью индивидуальности «Бульдозер» является то, что она принимает хранящиеся в подсознании человека программы, за собственные цели и начинает их реализовывать в жизни. При этом «Бульдозер» не осознает эти программы, но испытывает непреодолимое желание осуществлять предписанные ими действия (как механическая заводная игрушка). Так как программы находятся вне зоны досягаемости аналитического ума, то «закрыть» их, даже в случае их полной реализации и достижения намеченного результата невозможно, т.к. «Бульдозер» не может сравнить полученный результат с желаемым эффектом (ни результат ни эффект им не осознаются). Поэтому для «Бульдозера» завершение одного цикла автоматически становится началом другого. Новый цикл, основанный на той же подсознательной программе, что и предыдущий, «Бульдозер» может начать реализовывать в другой сфере бытия, отчего его деятельность со стороны будет казаться бурной и разнообразной. Воспользоваться же результатами своего труда, «Бульдозер» не в состоянии, так как для этого необходимо осознать завершение намеченного цикла действия и «переключить» поддерживающее этот цикл внимание и ресурсы на достижение новых задач (осознанно создать новый цикл действия). «Бульдозер» получает удовлетворение от непосредственного процесса действия, отчего стремится «не останавливаться на достигнутом». В результате его жизнь напоминает бег по кругу, хотя ему самому кажется, что он уверенно приближается к финишной прямой. «Бульдозер» способен создавать только то, что предопределено программой, которую он реализует. Общество научилось применять кипучую, по фиксированную в одной плоскости энергию «Бульдозера» «в мирных целях». Если «Бульдозер» обладает достаточным уровнем интеллекта и соответствующим образованием, общество использует его в качестве «боевой машины» бизнеса, производства и так далее, поручая ему строить, открывать, развивать различные промышленно-хозяйственные объекты. Оптимальным для «Бульдозера» и наиболее безопасным вариантом для общества, является такой режим деятельности «Бульдозера», когда он долго не задерживается на одном месте и после реализации порученной ему задачи сразу же переводится на другое. В противном случае «Бульдозер» начинает разрушать достигнутое, построенное, созданное, для того, чтобы затем с колоссальными затратами… создать его вновь.

Для своих близких людей «Бульдозер» является «тираном», «деспотом», «узурпатором» и так далее, так как требует от них абсолютного повиновения. Особенно губительным подобный способ общения оказывается для детей, так как полностью выхолащивает у них способность к самостоятельным действиям, унижает их достоинство, дезориентирует и делает зависимыми от окружающих. В результате у ребенка формируется индивидуальность «Неуверенного» и происходит включение игры «В Жертву». Следствием этого становятся несчастные случаи, суициды, малолетняя преступность, недееспособность, алкоголизм, наркомания и так далее. «Бульдозер» может искренне страдать от такого положения вещей. Но осознать, что сам является причиной происходящего, не может. Ведь его Цикл Восприятия фиксирован в той же плоскости, что и его целевые установки и ориентирован не на восприятие окружающих, а на обнаружении препятствий на пути достижения цели. Отсюда, все и вся, кто оказывается на пути и мешает движению «Бульдозера», расцениваются им как помехи, которые нужно «преодолеть» или с которыми нужно «бороться». Самое печальное в этом то, что «Бульдозер» не осознает, что является источником навязчивого бесцельного движения. Он не имеет никаких конкретных претензий к людям, оказавшимся у него на пути – ему не нравится в них все (как они сидят, ходят, говорят, что они делают и так далее). Поэтому с «Бульдозером» не возможно договориться и не возможно выполнить его требования (после благополучного разрешения одной претензии сразу же появляется вторая, третья, четвертая и так до бесконечности). Людей, оказавшихся на его пути «Бульдозер» воспринимает как помехи, и успокаивается только тогда, когда они исчезают с его пути. Упорство «помехи» и ее нежелание следовать по намеченной траектории движения, только усиливает натиск «Бульдозера».

 «Бульдозеру» свойственно обвинять окружающих его людей в собственных неудачах и приписывать себе их достижения. Поэтому часто в своих отношениях с ребенком он руководствуется следующей установкой: «если плохо – то это ты виноват, а если все хорошо, то это не твоя заслуга – тебя таким родили». Более того, «Бульдозер» не сознает, что близкий человек – это другой человек, который может иметь собственные цели, задачи и интересы; и воспринимает себя и его как единое целое. Если «Бульдозер» взял кого-то «на буксир» (проявляя, таким образом, заботу о нем), то завершается это «единение» как правило, катастрофическими последствиями для обоих – «Бульдозер» и его «ведомый» начинают мешать друг другу жить. В результате между ними вспыхивает вражда, которая выливается в открытое противостояние: «или он, или я». Продолжение этих историй можно прочитать в милицейских сводках, или просмотреть в передаче «криминальные истории».

Мнение общества, кем быть лучше – «Бульдозером» и добиваться воплощения своих целей, «идя по головам других»; недееспособным «Монументом», сохраняющим то, что осталось от собственной души; «Неуверенным» — «прогибающимся» под мир; или «Надеющимся», растрачивающим свою жизнь в пустых надеждах. Обсуждению этого вопроса посвящены бесконечные дебаты на каналах телевидения, радиовещания, статьи в газетах и журналах, об этом пишут книги, слагают стихи и поют песни.

По этому поводу можно сказать только одно – упражнения в демагогии на протяжении всей истории человечества всегда были крайне «продуктивным» занятием, позволявшим создать много хаоса и непонимания вокруг обсуждаемого вопроса. Хочешь окончательно запутаться – организуй дискуссию на интересующую тебя тему.

Понять, что происходит на седьмом витке Сансары, будучи с головой погруженным в игру «В Жертву» невозможно. Этот уровень и с внешней точки зрения достаточно сложен для рассмотрения. Ведь в нем, как и при входе в Сансару, нет противостояния. На этом уровне возможны только столкновения. Ведь любое противостояние предполагает наличие каких-то взаимоисключающих целей и мотиваций у противоборствующих сторон, на основании которых у них формируются противоусилия. Здесь же этого нет. Игроки, находящиеся на игровой площадке игры «В жертву» регулярно сталкиваются друг с другом, потому что в силу разных причин не замечают присутствия друг друга, а их усилия направлены в разные стороны. Столкновения – естественный образ бытия для играющих «В Жертву» . Столкновения между ними неизбежны, но случайны, хаотичны и не преследуют каких-либо «пересекающихся» целей. Если рассматривать ситуацию на игровой площадке игры «В Жертву» с внешней точки зрения, то по своему характеру она напоминает движение броуновских частиц. Если же мы рассмотрим ее с более близкого расстояния, то увидим, что каждый из игроков занят своим делом.

«Бульдозеры» — движутся по своей траектории, «Монументы» — стоят на своем, вновь прибывшие «Неуверенные» продолжают доигрывать свои игры, периодически уворачиваясь (или не уворачиваясь) от «Бульдозеров», и наскакивая (или обходя стороной) «Монументы»; а «Надеющиеся» сидят в позе лотоса, погрузившись в свои мысли. Заканчиваются же столкновения фрагментацией столкнувшихся.

Конечно, «Бульдозер», налетев на «Монумент», или на какой-то, не сдвигаемый предмет на игровой площадке, может заверещать и решить, что вступил с этим объектом в прямое противостояние, но это скорее от отсутствия здравого смысла и маниакального желания быть хоть в чем-то причиной. Или «Неуверенный» может решить, что «Бульдозер» хотел наехать именно на него, отчего становится жертвой собственной ошибки восприятия.

Еще одной особенностью седьмого витка Сансары является то, что индивид, не пытается покинуть игровую площадку игры «В Жертву». Конечно, он может говорить о том, что хочет оставить ее, но, каждый раз, когда эти декларацию нужно будет подтвердить делом, что-то будет мешать индивиду осуществить задуманное. Если же его спросить, что заставляет его жить в постоянном напряжении рядом с потенциальной опасностью, он начнет говорить что-то невразумительное про какие-то важности, ценности и значимости, которые якобы удерживают его в этом месте. На самом деле территория игры «В Жертву» будет для него притягательна тем, что здесь на него периодически будет «снисходить божественная благодать». Происходить это будет в моменты избавления от страданий. Объясняется это следующим образом: духовное существо, получив порцию эмоционального разряда, обратило внимание на свою точку зрения, которая создала пробивший летаргический сон импульс. Если учитывать тот факт, что все остальное время духовное существо «не замечает» свою точку зрения, так как находится в состоянии глубокой бессознательности, то внимание, которое духовное существо рефлекторно направило на свою точку зрения, для последней становится крайне ценным. Точка зрения расценивает его как подтверждение своего бытия, и как то, что она «на правильном пути». Неосознанное перемещение внимания духовного существа на собственные точки зрения в момент страдания, стимулирует их готовность к дальнейшим страданиям. Таким образом, духовное существо поощряет свои фрагментирующиеся точки зрения к дальнейшей фрагментации. Исходя из этого, становится ясна причина, по которой индивид не стремится покинуть игровую площадку игры «В Жертву» — освобождение от страдания (завершение процесса фрагментации), подкрепленное вниманием духовного существа является самым ярким переживанием в его жизни. Поэтому смысл бытия для индивида, вовлеченного в игру «В Жертву» будет заключаться в достижении состояния освобождения от страданий, а чтобы его достичь, вначале, естественно, приходится пострадать. Видимо поэтому страдание во многих религиях считается средством, позволяющим «достучаться» до бога.

Индивиды, вовлеченные в игру «В Жертву», изначально обладают различными личностными характеристиками, после же раскола они превращаются в одинаковых симбиотов. Термином «симбиот» в данном случае обозначаются существа, тела которых служат внешней оболочкой одновременно для четырех базовых индивидуальностей — «бульдозера», «монумента», «думающего» и «неуверенного». Личностные качества индивида сконцентрированы в индивидуальности «неуверенного», но с каждой фрагментацией, во время которой ядерный взрыв ненависти «выжигает» особенности личностного «я», эта индивидуальность становится не только меньше, но и менее «индивидуальной». Таким образом, на седьмом витке Сансары индивид утрачивает свои личные качества и становится «одним из».

Инициация игры «В Жертву» начинается с того момента, когда индивид утрачивает уверенность в себе, в «завтрашнем дне» и перестает ориентироваться в жизненном пространстве. Частным случаем, в результате которого происходит дестабилизация пространства индивида, является насильственноеперемещение индивида из точки «А» в точку «В». Вне зависимости от того, кто и куда перемещает индивида (мама ли отводит сопротивляющегося ребенка к врачу, конвоиры ли этапируют заключенных в тюрьму), если индивид не согласен с этим перемещением, то это может иметь для его личности крайне негативные последствия. Так как любое перемещение, к которому индивид не готов, или с которым не согласен, создает хаос в его пространстве и дестабилизирует его, активизируя, или способствуя формированию, тем самым индивидуальностей игрового пакета «В Жертву» («Неуверенного», «Надеющегося», «Монумента», «Бульдозера»). Некоторым людям особенно «везет» и они начинают свою жизнь с акта насильственного перемещения прямо с момента своего рождения. Это происходит во время преждевременных родов, кесарева сечения, вакуумной-экстракции, наложения акушерских щипцов. То есть во всех тех случаях, когда естественная родовая деятельность оказывается нарушена и требуется медицинская помощь для того, чтобы ребенок появился на свет. А теперь вопрос «на засыпку»: как вы думаете, как сложится жизнь человека, у которого активизация игры «В Жертву» произошла в момент рождения? Отвечая на этот вопрос, исходите из того, что чудес в Сансаре не бывает.

Согласно шаблона Стивенсона проигрыш осознания происходит следующим образом:

  1. На опоре «Быть известным» находится «Неуверенный». Как уже отмечалось выше, он не имеет желаний и утратил способность адекватно оценивать и воспринимать ситуации на игровой площадке, но имеет еще какие-то остатки самосознания. Он бесцельно слоняется по игровой площадке, постоянно сталкиваясь с игроками и объектами, находящимися на ней. Заметьте, не входит в противостояние с ними, а именно сталкивается случайным и хаотичным образом. Столкновения с «Бульдозером» это частный случай его злоключений. После столкновения (вне зависимости от того, с кем, или чем) индивидуальность «Неуверенного» фрагментируется, часть ее осколков оказывается на позиции «Бульдозера» и уже единожды фрагментировавшаяся индивидуальность начинает сталкиваться еще и с ними. Таким образом, индивидуальность «Неуверенного», как когда-то базовая индивидуальность, на первом уровне Сансары, начинает проигрывать самой себе!
  2. На опоре «Быть неизвестным» находится «Надеющийся», он не понимает, отчего на его пути постоянно оказываются препятствия, и надеется на лучшее (на то, что препятствия исчезнут сами собой). Осознать то, что он «не видит» препятствий, «Надеющийся» не в состоянии. В том, что столкновения с препятствиями преследуют его на протяжении всей жизни, он обвиняет препятствия, темные силы, несуществующих злодеятелей и считает, что ему «не повезло», так как еще «не пришло его время».
  3. На опоре «Знать» находится «Монумент». Его сознание уже не отягощено особым интеллектом, а его единственное занятие – отстоять собственное достоинство и честь. О которых, однако он имеет самое смутное представление. В его понимании быть достойным – это значит «не сломаться» при столкновении, а для этого нужно быть тяжелым, твердым и несдвигаемым.
  4. На опоре «Не знать» находится «Бульдозер» — «боевая машина» достижения результата, или катафалк осознанности. Для него жизнь – это вечное движение, а дорога – это то место, где он только что проехал.

Вышеперечисленные индивидуальности могут в разной степени быть проявлены в рамках одной личности, или иметь «самостоятельное» бытие. Каждая из них может в момент прозрения осознать, что с ней что-то «не так» и попытаться объяснить для себя происходящее. Рассматривая свою жизнь изнутри игрового пакета, индивидуальность вовлекается в процесс интроспекции и оказывается на восьмом уровне Сансары.

Восьмой уровень Сансары.

«Как все же отвлекает жизнь от решения своих проблем».

 Максим Галкин

Восьмой уровень Сансары – это уровень интроспекции.

В повседневной жизни, термин интроспекция (от лат. introspectare — смотреть внутрь) обозначает процесс наблюдения за действиями собственной психики с целью выявления законов, ею управляющих. Интроспекция является основой психологической методологии, занимающейся изучением собственных мыслей, ощущений, мотивов и поступков – самоанализа. В качестве особого метода интроспекция была обоснована в работах Р. Декарта и Дж. Локка, разделившего человеческий опыт на внутренний, касающихся деятельности нашего разума, и внешний, ориентированный на внешний мир. В истории человечества интроспекция длительное время считалась чуть ли не единственным способом познания человеком себя. В древние времена ее активно применял и пропагандировал Сократ. (Большую часть своей жизни великий философ, занимался самоанализом и призывал своих сограждан-афинян следовать своему примеру, так как по его утверждению «непроанализированная жизнь не стоит существования»). В 18 веке интроспекция легла в основу многих направлений философии и психологии(Томас Гоббс, Джон Локк, Джордж Беркли, Дэвид Юм, Джеймс Милль). В 19 веке ее использовали основоположники экспериментальной психологии — Вильгельм Вундт, Освальд Кюльпе, Э. Б. Титченер. Однако в начале 20 века стало понятно, что с помощью интроспекции не возможно постичь глубины человеческого «я». Поэтому интроспекцию, как не оправдавшую надежд, возлагаемых на нее человечеством, объявили методом идеалистическим, субъективным и ненаучным.

Чем же является интроспекция с точки зрения процессинга?

А.В.Усачев дает следующее определение интроспекции:

«Интроспекция, – это поиск причин в себе».

Для того, чтобы оказаться в состоянии «поиска причины в себе», индивид должен утратить способность объективно (с внешней точки зрения) оценивать происходящие с ним ситуации. Отсутствие объективности при оценке внешних воздействий является следствием совокупности двух факторов — разрушенного Цикл Восприятия, и низкого уровня осознания.

Для наглядности можно привести следующий пример: в человека, идущего по улице попали мячом. Что обычно делает человек в этом случае? Он оглядывается, видит, ребят, играющих в нескольких метрах от него в футбол, улыбается и бросает им мяч; или грозит им кулаком и уносит мяч с собой; или… (варианты придумайте сами). То есть он совершает какое-то ответное действие, исходя из той информации, которую он воспринял в настоящем моменте и собственных представлений о том, как в таких случаях нужно поступать. Так как ситуация понятна, то человек не будет искать метафизические и скрытые причины произошедшего. Он не станет гадать, отчего мяч ударился в него – оттого, что у него рыжие волосы, или красная рубашка, или потому что его «сглазил» недоброжелатель. Человек с сохранным Циклом Восприятия и достаточным уровнем осознания даст простое и очевидное объяснение происходящему – мяч случайно вырвался из рук неумелых игроков.

Однако поведение человека резко меняется, если он не видит играющих в мяч детей, или не понимает, что они играют в мяч. В этом случае человеку будет непонятно, откуда взялся ударивший его мяч. Вопрос «что это было?» повиснет в воздухе и человек начнет… думать. Таким образом, перед его умом встанет непосильная задача: дать объяснение случившемуся, не имея информации об источнике воздействия (о той силе, которая бросила мяч) и причинах, побудивших этот источник совершить это воздействие. Но человеческий ум – это универсальная вычислительная машина, созданная для того, чтобы давать ответы на любые вопросы. Оставшись «один на один» с задачей «без условий», ум начнет «добывать» условия, вытаскивая их из своих «загашников», в которых собрана информация обо всем прошлом жизненном опыте человека. (Прошлое индивида является набором неосознанных, непонятых, или травмирующих ситуаций, которые в виде голографических образов зафиксированы в его уме. Л.Рон Хабборд называл эту неосознаваемую часть ума реактивным банком). То есть, аналитическая часть ума обратится к реактивному банку «за помощью» для того, чтобы выполнить поставленную перед ней задачу. Результатом этого взаимодействия станет осмысление человеком текущих событий, исходя из информации, хранящейся в его реактивном банке. Так как картинки из реактивного банка могут иметь самое неожиданное и странное содержание, то вполне возможно, что источником востребованной информации станет одна из них, содержащая сведения о том, что в людей разгуливающих в красных рубашках бросают гнилыми помидорами и тухлыми яйцами (видимо взятая из каких-то революционных времен). Модифицировавшись в условиях настоящего момента (помидоры и яйца будут заменены мячом), она даст человеку повод думать, что причиной того, что в него попал мяч, стала его красная рубашка. Если человек засомневается в таком объяснении, то ум тут же найдет новое обоснование произошедшего: рыжие волосы, или мифического недоброжелателя. Естественно, они будут также «притянуты за уши» в настоящий момент из глубин реактивного банка. Так как реактивный банк огромен, то возможных объяснений ситуации может быть миллион. Но ни одна из них не позволит человеку увидеть действительную причину произошедшего.

«Бесполезно искать в конюшне лошадь, если ее там нет; но это уже сущая нелепица искать в конюшне лошадь, которой там никогда не было, а потом убеждать себя в том, что найденная солома и является лошадью».

Д.Х.Стивенс

Кроме этого, чем большее значение человек будет придавать рассмотрению ложных причин, тем меньше его внимания будет оставаться в настоящем моменте, тем активнее будет разрушаться его Цикл Восприятия и снижаться уровень осознанности. В итоге количество необъяснимых и непонятных ситуаций в его жизни будет увеличиваться, что приведет к резкому снижению причинности и способности присутствовать в настоящем моменте.

 Исходя из вышесказанного, можно дать следующее определение интроспекции: это процесс «скрещивания» аналитического аппарата ума с реактивным банком. Результатом которого является разрушение аналитического аппарата ума и «утяжеление» реактивного банка.

А.В.Усачев пишет: «Интроспекция не позволяет найти действительные причины, а просто ведет внимание формы или индивидуальности от одной причины к другой, и так бесконечно, потому что поиск ведется внутри игрового пакета. В то время как действительные причины находятся за пределами игрового пакета, т.е., – в области непроявленного».

В контексте данной статьи я несколько изменю это высказывание: «Интроспекция не позволяет найти действительные причины, а просто ведет внимание формы или индивидуальности от одной причины к другой, и так бесконечно, потому что поиск ведется внутри реактивного банка (в прошлом). В то время как действительные причины находятся за пределами реактивного банка (прошлого), – в не осознаваемой и не воспринимаемой области настоящего момента».

На восьмом витке Сансары ум человека, испытывая «информационный голод», начинает «играть сам с собой», разрушая границы прошлого, настоящего и будущего. В результате индивид утрачивает способность сознавать время. (Время — форма существования материи, проявляющаяся в последовательной смене и длительности событий.) Отчего Цикл Достижения Результата становится «размазанным» и его оказывается не возможно реализовать в настоящем моменте. Индивид начинает воспринимать мысль о результате и сам результат; или мысль о действии и само действие, как одно и то же. В результате, как только он начинает что-то хотеть и создает намерение для реализации задуманного, ум «подкидывает» ему различные варианты готовых результатов, или действий взятые из прошлого, или будущего. Раз результат уже есть в наличии, а действие совершено, то Цикл Действия оказывается завершенным, не начавшись, а ресурсы, выделенные индивидом на достижение намеченной цели, рассеиваются. Внешне это проявляется в патологической медлительности и непродуктивности.

Фактически теперь Цикл Действия перерождается в Цикл Думанья. А само думанье превращается в бесконечный непроизвольный процесс, требующий огромного количества сил и энергии.

Прояснение «игр ума», (чем и занимались психологические практики, основанные на самоанализе) уводит в дебри реактивного банка и завершается стягиванием в настоящий момент ментальных масс самого разного содержания. Каждая идея, к которой апеллирует аналитический ум, «вытаскивая» ее в настоящий момент, оказывается с точки зрения настоящего момента абсолютной и фиксированной. Каждая фиксация «болтающаяся» в пространстве индивида, искажает его Цикл Восприятия. Чем более ущербен Цикл Восприятия, тем чаще аналитический ум обращается к реактивному банку за информацией. Таким образом, формируется замкнутый круг самоподдерживающейся деградации личности индивида.

Завершаются «игры ума» окончательной утратой способности к ясному видению (Цикл Восприятия оказывается практически полностью «выведенным из строя») и индивид начинает опираться в жизни на набор имеющихся у него фиксированных идей. Если получившаяся совокупность фиксированных идей образует гибкую систему, то человеку удается сохранить элементы восприятия реальности, если же система жесткая, то она не пропускает никакую информацию из настоящего момента, связь с реальностью блокируется и человек становится безумным.

Пытаясь совладать с фиксированными идеями, индивид пытается дифференцировать, какие из них абсолютные, а какие относительные, какие главные, а какие второстепенные, какие приемлемые для жизни, а какие нет. Он даже может им противостоять и создает тогда противоидеи… «Возня» с фиксациями завершается разрушением аналитического аппарата ума.

«Поиск первопричины ума без учета живого существа, которое создало и сохраняет ум — это бесполезный поиск, так как первопричина разыскивается там, где ее невозможно найти. Первое необходимое условие для обнаружения — это искать там, где можно найти. Все, что можно найти в уме — это эффекты. Там нет причин, и поэтому вы их в уме не найдете. Поэтому утверждение, что одна часть ума является причиной другой — ложь, и в поисках этой лжи нельзя обнаружить истину. Бесконечное копание в уме в поисках первопричины называется “Долгой ночью души”. Это очень длинная ночь; она продолжается вечно. После истечения теоретической бесконечности времени вы выходите из той же двери, в которую вошли — намного, намного грустнее, и не мудрее».

Д.Х.Стивенс

В жизни индивид, «занятый» интроспекцией даже не представляет, что лишен способности «видеть» и не воспринимает того, что происходит рядом с ним. Обычно он назначает «причиной» своих неприятностей кого-то, или что-то, создает в своем пространстве виртуальный образ этой причины и начинает сражаться с фиксированными идеями, на основании которых этот образ создан.

Интроспекция является завершающим этапом деградации точки зрения, помещенной в игру.

«Любая точка зрения создана с целью достижения состояния НИЧТО. Поэтому в процессе игры любая точка зрения закономерно деградирует, то есть утрачивает способность реализовывать свое назначение.

По мере того, как ее свойства и качества растрачиваются и перестают соответствовать требованиям игры, расчет, который она использовала в игре, становится неэффективным и не позволяет ей больше достигать намеченных целей.

Поскольку точка зрения лишена осознания собственного назначения, свойств, качеств, расчетов, то она сначала пытается найти причину своих неудач вовне, поэтапно назначая причиной других играющих, собственную форму с которой она отождествлена (тело не то, профессия не та), себя (во мне что-то не так).

Поиск причины в себе приводит ее к состоянию интроспекции.

Состояние интроспекции приводит ее к решению, что она

  1. Больше не может быть (формой, индивидуальностью);
  2. Больше не может делать (реализовывать свое назначение и действовать в направлении достижения декларируемых целей);
  3. Больше не может иметь (результат, эффект, выигрыш и т.п.).

Это решение является окончательным согласием точки с проигрышем и предваряет ее дисперсию (переход в материю) если точка больше не может фрагментироваться.

Дисперсия происходит тогда, когда потенциал точки полностью истощен, и она больше не может обеспечить жизненность даже самой мельчайшей формы существования. Такое состояние точки является достижением состояния «ничто», т.е., – достижением запланированного результата системы игр, основанных на злонамерении. В процессе дисперсии точка сбрасывает остатки энергии в виде излучения и переходит в состояние материи. Такая точка (бывшая) считается выигравшей, т.к. достигла намеченного состояния «ничто в нигде в никогда».

 А.В.Усачев

Если в процессинге, человек, пойманный в ловушку интроспекции, начинает рассматривать фиксированные идеи, назначая их причиной собственных проблем, то процессинг начинает пробуксовывать. Так как, не смотря на все старания, индивид продолжает крутиться вокруг проблемного периода жизни, не испытывая облегчения от его рассмотрения. Наоборот, его состояние может ухудшаться, так как он все больше и больше активирует свой реактивный банк. Характерной особенностью интроспекции является то, что идеи, которые обрабатывает идивид, оказываются «голыми» — то есть их рассмотрение не приводит к сокращению ментальных масс. (Находясь внутри ментальных масс не возможно их сократить). В данном случае необходимо занять внешнюю точку зрения по отношению к реактивному банку и хранящихся в нем ментальным массам. Для этого необходимо найти те ощущения, состояния, эмоции, которые индивид испытывает в настоящем моменте и которые для него реальны и через них рассматривать проблемную область. Очень эффективно в данном случае использовать методику А.В.Усачева «Процессинг ресурсов».

 Согласно шаблона Стивенса проигрыш аналитического аппарата ума происходит следующим образом:

  1. На опоре «Быть известным» находится «Думающий» — он пытается найти причину происходящего с ним в реальности в реактивном банке, не используя при этом информацию из настоящего момента.
  2. На опоре «Быть неизвестным» находится «Спонтанный» тот, кто утратил надежду в чем-либо разобраться и считает, «думать вредно», а действовать нужно «по велению сердца», или любого другого импульса, активизировавшегося в настоящем моменте. Аналитический аппарат его ума практически полностью перестраивается на обработку информации, полученной из реактивного банка, и перестает воспринимать информацию, полученную из настоящего момента, так как не может их совместить друг с другом.
  3. На опоре «Знать» находится «Со странностями», его внимание в настоящем моменте практически полностью поглощено реактивным банком, а аналитический аппарат используется для создания новых коммуникационных линий между реактивным банком и реальностью, а также новых информационных связей внутри реактивного банка. То есть его аналитический ум занят тем, что создает системы из фиксированных идей, хранящихся в реактивном банке.
  4. На опоре «Не знать» находится «Безумный». Он «не умеет» думать, так как аналитический аппарат его ума «завис» в построенных им же самим сетях и практически полностью выведен из строя.

На восьмом витке Сансары «разыгрывается» аналитический аппарат ума, в результате чего индивид утрачивает способность аналитически мыслить. Тем самым неумолимо приближаясь к состоянию «братьев наших меньших».

 Е.А. Джус

Поделиться в соц. сетях

Запись опубликована в рубрике Все анонсы, Все статьи, Игра. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Сансара. Часть Пятая

  1. Scofield говорит:

    Здравствуйте.
    Интересная статья. Кажется большинство людей находится на этом уровне сансары.
    Как выйти из состояния игры «в жертву»?

  2. Екатерина Джус говорит:

    Здравствуйте.
    Да, вы правы — «в жертву» играет практически все человечество. Для выхода из этой игры используется весь имеющийся арсенал процессуальных приемов и инструментов. Если говорить очень упрощенно и кратко, то для того, чтобы выйти из нее, необходимо рассоздать все состояния, соответствующие этому игровому пакету, а так же индивидуальности, ее поддерживающие.

  3. Иван говорит:

    Каюсь, что поздно, отвечаю:
    Scofield: на мой взгляд, Вы немного невнимательно читали материалы сайта. «Человечество» скорее это 1-4 уровни, ибо то, что ниже по опыту — это не способные к производству и созиданию личности, таких все-таки, хочется надеяться — меньшинство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>